Мир, созданный на холсте

Выставка живописца Романа Заслонова проходит в эти дни в Национальном художественном музее. В Минске представлено более 30 картин, написанных нашим земляком в Беларуси и во Франции.

16.12.2015 г.минск. нхм. национальный художественный музей. роман заслонов, художник (беларусь-франция). картины. выставка картин. живопись. музей. культура.  Фото Татьяны Столяровой.

16.12.2015 г.минск. нхм. национальный художественный музей. роман заслонов, художник (беларусь-франция). картины. выставка картин. живопись. музей. культура.
Фото Татьяны Столяровой.

Эта фамилия хорошо известна белорусам и особенно железнодорожникам благодаря Герою Советского Союза Константину Заслонову. Роман – его внук. Накануне Нового года мы встретились с известным художником. Разговор шел о творчестве, легендарном деде и железной дороге.
– Роман, Ваши работы можно увидеть в различных галереях мира, есть они и в частных коллекциях. В Минске – Ваша первая персональная выставка на Родине. Чувствуете какое-то волнение?
– Безусловно. Ведь я родился и вырос в Минске, и мне важно мнение людей моего родного города, поэтому выставка в Беларуси для меня очень долгожданна.
– Ваши картины удивительно притягательны – своими образами и деталями, яркими красками и, безусловно, неизменно главными героинями – красивыми, такими женственными, утонченными и немного неземными. Кто они?
– В созданном мною на холсте мире – разные герои, но на пьедестал возведен женский образ. Это Муза, Идеал и Совершенство – олицетворение женственности в моем понимании. Она естественна и со своим шармом, хрупкая и, вместе с тем, уверенная в себе. Этими качествами я наделяю ее разными приемами – с помощью сюжета и персонажей, разнообразием красок, костюмов и деталей.
– Ваши работы наполнены сказочностью и сюрреалистичностью. Есть в них даже что-то рождественско-новогоднее.
– В эти праздники мы пребываем в ожидании волшебства и чуда, которые присутствуют в сказках. А сказка – это своего рода ирреальность. Мои работы и персонажи также не привязаны к какому-либо месту, времени, реальным людям. Хотелось, чтобы эти работы вызывали добрые, светлые эмоции. Чтобы посмотрев их, зритель, возможно, смог обратить внимание на то, чего не видит в своей повседневности, другими глазами взглянул на дорогих людей.
– Как складывалась Ваша история в мире изобразительного искусства?
– Я вырос в творческой семье. Мой отец – художник, мама – художник и писатель. Я рисовал с детства – в Доме пионеров, в художественной школе. Поэтому выбор профессии для меня был очевидным.
– Сын пошел по Вашим стопам?
– Филипп – будущий дизайнер-архитектор интерьеров – сейчас учится в Высшей школе архитектуры и дизайна интерьера в Париже. В прошлом году в Центре современных искусств в Минске прошла его выставка – интерактивный перформанс «Ломаная линия|The Broken Line».
– Ваш дед Константин Заслонов тоже неплохо рисовал?
– Да, я видел его детские рисунки в музее (в семье, к сожалению, работ К. С. Заслонова не сохранилось – авт.). У него была способность к рисованию. Но развить ее не было возможности даже при его колоссальной целеустремленности. Детство было нелегким, нужно было думать о приобретении профессии, о заработке, чтобы в буквальном смысле не умереть с голоду. Уверен, в иных обстоятельствах он бы продолжил заниматься в воскресной художественной студии и в литературном кружке. И, возможно, связал бы жизнь с искусством. Он был творческой личностью.
– Каково это – быть внуком легендарного человека?
– Не скрою, с детских лет я испытывал гордость за деда, за его поступки, о которых рассказывала бабушка, и до сих пор чувствую определенную ответственность. Но при этом прекрасно осознаю, что мне было легче и лучше, если бы он был жив. Ведь, согласитесь, ни одна посмертная награда или звание не могут заменить живого человека его родным. В детстве, юности я старался свои поступки соизмерять с тем, что делал дед. В трудные моменты представлял себя на его месте и понимал, что мои проблемы кажутся смешными и мелкими на фоне того, что ему приходилось в жизни преодолевать. За свои 32 года, которые были ему отведены, он успел многое сделать, полностью состоялся как личность. Сегодня таких людей и судеб не так много.
– У Вас не было желания посвятить свои работы деду, железнодорожникам?
– В институте у меня был порыв посвятить дипломную картину железной дороге и деду, в частности. Но в какой-то момент я понял, что вряд ли скажу что-то новое. Ведь к тому времени на эту тему в искусстве (в живописи, кино, театре) было сделано немало. Да и не очень хотелось спекулировать в творчестве именем деда. Думаю, он одобрил бы мой выбор заниматься тем, что мне интересно. И это лучшее, что я могу сделать в память о нем.
– Но железнодорожная атрибутика все-таки присутствует в Ваших картинах. Игрушечные паровозы, к примеру.
– Неудивительно. Ведь железная дорога – это часть нашей жизни. Особенно притягательна она для детей – то ли мерным стуком колес, то ли гудком великана-паровоза, то ли запахом креозота или строгой железнодорожной формой. Какой ребенок не мечтал получить на Новый год или день рождения «чыгунку», как у нас говорят, с паровозом и вагончиками! И я не исключение. Была в моей жизни и Детская железная дорога. Мы жили в 15 минутах ходьбы от нее, и я частенько бывал там с родителями.
Потом, конечно же, множество раз приходилось пользоваться этим видом транспорта. Последний раз на белорусском поезде ездил в Вильнюс. Думаю, что в ближайшее время вновь удастся попутешествовать нашими поездами: после Минска выставки моих картин пройдут в Гомеле и Витебске.
– Как Вы собираетесь отмечать Новый год?
– Новый год и Рождество – праздники семейные. Поэтому стараюсь отмечать их в кругу близких и дорогих мне людей. В этом году с родителями, женой и сыном мы встретим Новый год в Минске.
– Роман, что бы Вы пожелали нашим читателям в канун праздников?
– Мира, добра и гармонии вашим семьям.

Беседовала
Ольга ОРЛОВА

Яндекс.Метрика