Присягу принял в 1943-м…

«Вспоминать войну мне, фронтовику, очень трудно. Но, наверное, это надо делать и рассказывать о ней – чтобы помнили павших, чтобы знали правду», – пишет нам ветеран Великой Отечественной войны Борис Семенов.

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

OLYMPUS DIGITAL CAMERA

«Лучше всего те события отражают фронтовые песни. Например, эти строки: «У незнакомого поселка, на безымянной высоте…». Они – как будто про меня. Ведь когда шел в бой, был ранен, терял друзей и товарищей, тогда не знал ни названия рек, ни высот, ни деревень. А благодаря внучке и поискам в Интернете я узнал, что ранило меня около хутора Пюхике. Действительно, у незнакомого поселка…
Когда началась война, отец устроился на один из оборонных заводов, а я после окончания семилетки поступил учиться на сапожника. Нас – пятнадцатилетних юнцов – волновал тогда только один вопрос: как попасть на фронт? Но в военкомате эти просьбы и слушать не хотели, поскольку мы не подходили по возрасту. Поэтому пошли трудиться на заводы и фабрики. Так минуло два года. Отгремели Сталинградская и Курская битвы, началось освобождение Беларуси…
Призвали меня в армию в 17 лет, в ноябре 1943 года из города Салда Свердловской области, где в то время жила наша семья. Со мной вместе на фронт пошли и пятеро моих друзей-ровесников: Иван Бабайлов, Сергей Самодумский, Григорий Тагильцев, Александр Шапкин и Михаил Шугаев. Отправили нас не сразу на передовую, как это было в начале войны, а в учебную часть – в Кунгур Молотовской области. Приехали, а там – мороз, снег: это же север России. Разместились в землянке, посреди которой стояла печка из листового железа. Обмундирование только через неделю выдали.
Военную присягу принял 19 декабря 1943 года. Так я стал курсантом учебной минометной роты. Шесть месяцев учебы – и в звании младшего сержанта направился в 98-ю стрелковую Ропшинскую дивизию. Воевал на 3-м Прибалтийском фронте автоматчиком.
Освобождение Псковщины, куда вначале прибыл в составе пулеметной роты запасного стрелкового полка, началось в июле 1944 года. Когда продвигались по территории Эстонии, получили первое боевое крещение. Нам предстояло форсировать реку, которая протекала в лесной местности, берега ее были очень топкие. Не успели мы окопаться, как враг открыл огонь. Около часа нельзя было поднять голову, и вдруг все прекратилось. На ломаном русском языке фашисты предложили нам сдаться. Но в ответ прозвучала команда: «Вперед, на переправу!»
Мы вышли на противоположный берег, немцы отступили. Назавтра предстоял новый тяжелый бой на открытой местности. Мы шли цепью, и тут немцы открыли по нам огонь. Командир, старший лейтенант Кудрявцев, приказал мне бежать в расположение штаба за подкреплением. Приказ я выполнил. Рота с боями двинулась дальше.
Захватчики цеплялись за каждый хутор, за каждый дом, клочок земли. Нам приходилось выбивать отступающего врага из эстонских лесов, где к каждому дереву была прикреплена взрывчатка. В таких условиях очень трудно вести бой.
Шаг за шагом мы подходили к столице Эстонии – Таллинну. Но участвовать в его освобождении мне так и не пришлось: в одном из боев на подступах к городу 17 сентября 1944 года осколком разорвавшейся мины пересекло стопу ноги.
В госпитале в Вологде во избежание дальнейшего распространения гангрены ступню ампутировали. Затем три с половиной месяца меня лечили в Острове и в Ленинграде, после чего я вернулся домой. А ведь было мне в ту пору неполных девятнадцать лет. Не знал я тогда и то, что за один из боев в районе хутора Пюхике 15 сентября 1944 года, во время которого заменил выбывшего из строя пулеметчика, был представлен к самой уважаемой для каждого солдата награде – медали «За отвагу». Дошла она до меня только в 1947-м. Вернулись с фронта и мои друзья. Но не пятеро, как уходили, а четверо: где-то в Эстонии погиб Григорий Тагильцев.
В 1946 году вместе с семьей вернулся в Беларусь, на родное Полесье (перед войной отца причислили к кулакам, выслали за Урал – так и оказалось, что я ушел на фронт из города Салда Свердловской области). Устроился работать сапожником в локомотивное депо Калинковичи, затем пошел учиться в Минскую школу киномехаников. Успешно окончил и получил назначение в железнодорожный клуб станции Калинковичи. Сорок три года, вплоть до выхода на пенсию, трудился там киномехаником, старался прилежно выполнять свои обязанности, за что имею немало грамот и поощрений. Был активистом узлового совета ветеранов. Помимо медали «За отвагу», отмечен двумя орденами Отечественной войны І и II степени, другими правительственными наградами».

Борис СЕМЕНОВ,
ветеран Великой Отечественной войны

Яндекс.Метрика