«Горжусь своей мамой»

«Моя мама, Ерохина Елена Яковлевна, пришла на железную дорогу в 1944 году. После освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков вдоль железнодорожных путей, чтобы защитить их от снежных заносов, нужно было сажать деревья.

img336В 22 года мама стала мастером живой защиты. Ее участок был от станции Верейцы до Минск-Южный. Сейчас маме 91 год. Но не проходит и дня, чтобы она не вспоминала свою непростую работу.
Я очень горжусь своей мамой». Это строки из письма, которое написала в редакцию дочь Елены Яковлевны Валентина Немогай. Мы побеседовали с ветераном труда, чья работа оставила вполне осязаемый след – гектары лесонасаждений вдоль железнодорожных путей.

– Я родилась и выросла в деревне Дричин Пуховичского района, – начинает свой рассказ Елена Яковлевна. – Кроме меня в семье было еще восемь детей: сестра и семь братьев. До войны я окончила восемь классов. А в 1944-м пришла на железную дорогу – рабочей на станцию Дричин. Мне было двадцать лет.
Во время Великой Отечественной все посадки вдоль железной дороги были уничтожены фашистами, чтобы в них не смогли прятаться партизаны и подрывать поезда.
На создание новой лесополосы и направили Елену Ерохину. Саженцы привозили из Осиповичей, Жлобина и Гомеля в огромных тюках. Развозили их рабочие, в том числе и Елена Яковлевна, в обычных пассажирских поездах, к которым были присоединены багажные вагоны.
– Конечно, желательно, чтобы поле под лесополосу было вспахано, но у нас не было лошади. Просто вручную выкапывали ямки, – вспоминает женщина.
Технология была несложная: отступали от путей 25 метров, а затем на полосе в 30 метров – до самого колхозного поля – сажали деревья: клены, березы, липы.
– Натягивали шнур, по нему и сажали. Возле колхозного поля – шиповник, он быстро разрастался. Со стороны путей – желтую акацию, белую – со стороны поля. В плане было указано, где и что должно расти. От Дричина до Руденска, к примеру, нужно было посадить гектар. И мы планы выполняли.
В конце 1944 года Елену Яковлевну направили на учебу в Украину, в Щорскую техническую школу:
– Война еще шла, но Беларусь и Украина были освобождены. Поэтому ехать не боялась. А вот моя мама плакала, не хотела отпускать. Но я все равно поехала.
IMG_20160204_144120Елена Ерохина с отличием окончила техническую школу, получила профессию мастера живой защиты, о чем до сих пор в семье хранится свидетельство.
– После учебы меня назначили мастером, но я все равно работала так же, как и остальные. Весь день на ногах, проходили десятки километров, сажали и в дождь, и в жару. Посаженные деревца нужно было пропалывать, иначе ничего б не выросло. У нас места посадок были чистые, как грядки в огороде. Саженцы, которые не приживались, мы заменяли новыми.
В бригаде под руководством Елены Яковлевны летом трудилось до 30 рабочих. Зимой гораздо меньше – 5-6. Ведь основные работы – прополка и посадка – производились весной и летом.
С годами деревья выросли, надо было делать обрезку, чтобы формировалась густая крона и чтобы они создавали настоящую живую изгородь, защищали от снега.
Своего мужа Елена Яковлевна также встретила на магистрали. Он приехал из России, работал монтером пути. В 1955 году женщина родила первенца, потом появилось еще двое детей. На железную дорогу она не вернулась.
– Вначале растила детей, позже работала в колхозе, – говорит Елена Яковлевна.
Однако магистраль так или иначе присутствовала в ее жизни. В столичном вагонном участке трудилась ее племянница Мария. С железной дорогой связана и работа сына Елены Яковлевны – Анатолия: он начальник почтового вагона.
Сейчас женщина живет с семьей младшей дочери Валентины. Квартира заполнена салфетками, скатертями, сделанными руками Елены Яковлевны – она и в 91 год не может сидеть без дела. У нее пятеро внуков и столько же правнуков. На лето вся семья уезжает в Дричин.
– Уже много лет мама не работает на железной дороге, но всегда тепло вспоминает о магистрали, – рассказывает дочь Елены Яковлевны, Валентина Немогай. – Она отлично помнит, где вместе с бригадой сажала деревья, постоянно о них спрашивает, сохранились ли еще. Однажды во время пожара сгорели ели, которые сажала мама. Мы рассказали ей и пожалели: мама проплакала целый день.
Сама Елена Яковлевна свою привязанность к железной дороге объясняет просто: это было лучшее время в ее жизни.

Елена КРАВЕЦ

Яндекс.Метрика