Дружбе остались верны

Валентину Глушак я знаю с 1995 года, когда, работая в должности медицинской сестры милосердия Лидской узловой организации, взяла ее на обслуживание по ходатайству ветеранской организации и отдела кадров станции Лида.

image description

В перечне услуг медицинских сестер милосердия пункт «беседа с подопечным» стоит особо. Одинокому человеку простое человеческое общение, порой, приносит больше пользы, чем горсть таблеток или сделанный укол. Ведь никакие лекарства не излечат от тоски и одиночества…

Все эти годы я навещаю Валентину Федоровну. С 1949-го по 1986-й она работала на станции Лида в должности оператора при дежурном по станции. Ее муж, Павел Степанович, тоже посвятил жизнь железной дороге, а в 1991-м после тяжелой болезни покинул этот мир.
Как-то в разговоре я сообщила Валентине Федоровне, что не стало Алексея Кришнева, в прошлом – машиниста локомотивного депо Лида. Из наших с подопечной бесед я знала, что он был лучшим другом ее мужа. Это известие огорчило женщину. А потом из соседней комнаты она вынесла мне пожелтевшее письмо, датированное 15 февраля 1992 года, на котором было написано: «Лучшему другу юности далекой и земляку-белорусу из Лоевского района, из деревни Чаплин Гомельской области Глушаку Павлу Степановичу от Алексея Алексеевича Кришнева, родившегося 20 ноября 1927 года в деревне Октябрь Жлобинского района Гомельской области к годовщине со дня смерти посвящаю».
Из письма Кришнева:
«В ноябре 1943 года Красная армия освободила Гомель от фашистов, и в то же время был освобожден город Лоев. Фронт остановился на Днепре. Так получил свободу паренек из деревни Чаплин Глушак Павлик 1928 года рождения. Он был родом из простой крестьянской семьи, во время оккупации помогал партизанам, а после восстановления сгоревших документов был направлен в школу ФЗО города Гомеля. А на правом берегу Днепра «хозяйничали» фашисты. В эту зиму немцы из прифронтовой зоны правобережья Днепра стали угонять мирное население в концлагерь «Озаричи», что в тридцати километрах от поселка Рабкор (ныне Октябрьский), что в Калинковичском районе Гомельской области. Туда угодил и белорусский паренек из деревни Октябрь Леша Кришнев совместно со своими родственниками и односельчанами. Конц-лагерь располагался прямо на болоте. Туда фашисты согнали десятки тысяч женщин, детей и стариков. У немцев был план: заразить эту массу людей тифом, а потом этой болезнью заразить солдат Красной армии.

image description

Но в марте 1944 года 65-я армия генерал-лейтенанта Павла Ивановича Батова освободила «Озаричи» от фашистов и избавила узников от неминуемой гибели.
Так получил свободу Леша Кришнев и тысячи белорусов! Но тысячи людей в том болоте остались навечно. Меня, обессиленного, подобрали солдаты Красной армии и направили в госпиталь: сначала в Холодники, а потом в Ново-Белицу, что под Гомелем. После частичного выздоровления я попал в ЖУ № 1 Гомеля. Так оказался в областном центре, хотя фронт еще стоял на Днепре, и Жлобин, и родная деревня все еще были в оккупации.
В Гомеле мы и познакомились с Пашей Глушаком. В ноябре 1944 года в Москве должен был проходить Всесоюзный смотр художественной самодеятельности Трудовых резервов СССР. Нас, таких «артистов», собрали 60 человек со всех школ ФЗО города Гомеля. И как только 3 июля освободили Минск, повезли в Ждановичи, где мы усердно готовились к смотру. А в октябре мы были уже в Москве! Так мы с Пашей стали «артистами», а потом и машинистами».
Друзья прошли достойный трудовой путь. Павел Степанович начинал помощником машиниста паровоза, потом сам стал за правое крыло тепловоза, водил спецпоезда. А позже заболел лейкозом, долго боролся с недугом, но он оказался сильнее…
Алексей Алексеевич, малолетний узник концлагеря «Озаричи», долгие годы работал машинистом в локомотивном депо Лида. За хорошие показатели в работе имел благодарности от руководства и пользовался большим уважением
коллег.
Свое письмо к годовщине смерти друга Алексей Алексеевич заканчивает поэтическими строчками. Имел он и такой талант. Почему-то эти незамысловатые четверостишия тронули за душу и побудили меня написать в газету, чтобы память о друзьях, которые почти полвека шли рядом по жизни, сохранилась в сердцах знавших их людей. Я уже не застала в живых Павла Степановича, но знала Алексея Алексеевича. Человеком он был жизнерадостным, неунывающим, активным дачником, чьи юмор и любовь к жизни восхищали.

Павлик и Леша –
Редко в жизни так бывает,
Чтоб с детства до преклонных лет
Твой друг – рядышком шагает,
Кричит: «Лешенька, привет!»

Нам было тогда по шестнадцать,
Нас в Гомель загнала война…
Чтоб там нам на ноги подняться,
В людях нуждалась страна!

До Гомеля Павлик добрался,
Алешу туда привезли.
Там коллектив наш собрался
Со всей белорусской земли.

Ансамбль «Трудовые резервы»
В Москву подготовить должны!
И Павлик попал туда первым,
И «Лешки» там были нужны.

Вот так мы тогда повстречались,
В Минск нас потом повезли.
И долго мы вместе катались –
Сыны белорусской земли.

По нашей железной дорожке
Белорусской родной магистрали
В депо рядом шли наши ножки,
Где жизнь мы с тобой познавали!

Сорок семь мы с тобой прошагали
По жизни, мой Павлик, родной!
Здесь друзей дорогих мы теряли
И со смертью вступали мы в бой…

Но она и тебя одолела
Увела от меня навсегда.
Сделала черное дело –
Я не встречу тебя никогда…

И напрасно смотрю на дорогу,
На окна твои, на балкон…
День и ночь молился б я Богу,
Чтоб только вернул тебя он.

…Алексей Кришнев пережил друга на 24 года. Говорят, что люди на небесах встречаются. Вечная Вам память, Павел Степанович и Алексей Алексеевич.

Эльвира
ШАБАНОВА

Яндекс.Метрика