…И тогда дал себе слово

Многое пришлось пережить ветерану Великой Отечественной войны – в прошлом путевому обходчику 9-го околотка Воропаевской дистанции пути Евгению Мацкевичу.

img430И бои с гитлеровцами до последнего патрона, и безвременный уход из жизни родных… Но он стойко вынес все испытания, выпавшие на его долю. Сегодня, в свои 89 лет, этот человек сохраняет бодрость духа и помнит в деталях минувшие события – радостные и грустные…

До войны отец Евгения Викентьевича работал секретарем городского Совета депутатов. В 1943 году в оккупированных Поставах фашисты, по доносу одного из «доброжелателей» отца-коммуниста вместе с матерью арестовали. Их сыну, 16-летнему Евгению, тогда удалось сбежать. Очевидцы потом рассказывали подростку, что когда родителей вели на расстрел, один из карателей, посоветовал матери отойти в сторону и затеряться в толпе. Но она обняла отца и приняла смерть вместе с ним… А Евгению пришлось скрываться от преследования: у полицаев был приказ расстрелять всю семью.
«Оставался только один путь – в партизаны», – говорит мой собеседник.
Вступить в партизанский отряд имени К. Калиновского, действовавшего на Браславщине и в Швенчёнском районе Литвы, ему помог родственник. И уже в сентябре 1943-го Евгений Мацкевич участвовал в своем первом бою в Казьянских лесах – в километре от партизанской базы. Он вспоминает, как храбро и самоотверженно воевали его соратники. Особо запомнился один бой, когда их отряд, не выдержав натиска гитлеровцев, с большими потерями отступал. Сражались партизаны тогда до последнего патрона и без страха шли врукопашную.
Пережил Евгений Викентьевич две блокады, которые устроили партизанам регулярные части СС с тяжелым вооружением, техникой и авиацией. Их отряд был вынужден покинуть свою зону и по непролазным топям выходил в район Ушач. Многочисленные рейды по вражеским тылам, нападения на немецкие гарнизоны и полицейские комендатуры… Силами народных мстителей было парализовано движение на нескольких железнодорожных направлениях. Сам Евгений Викентьевич лично пустил под откос три вражеских эшелона. Тогда, взрывая рельсы и мосты, он дал себе слово: останется жив – обязательно станет железнодорожником, чтобы восстановить все, что пришлось разрушить. А пока шла война, и он рвался на фронт, чтобы бить ненавистного врага и мстить за расстрелянных родителей. Как несовершеннолетнего, в ряды Красной армии юноша не попал, но это не помешало ему самоотверженно сражаться с врагом. Ветеран вспоминает, как незадолго до освобождения ловил и обезвреживал предателей, которые служили в полиции и сотрудничали с немцами.
Наступило мирное время. Евгений Викентьевич работал на шахте, прошел срочную службу в армии и вернулся в Поставы. «Везде хорошо, но на малой родине – лучше всего», – убежден ветеран.
Здесь он познакомился с Марией. Молодые поженились и поселились в родительском доме Евгения Мацкевича, где на тихой улочке, вдали от суеты, живет ветеран и сейчас. А свое слово, данное еще во время рельсовой войны, он сдержал: в октябре 1951 года поступил на работу в Воропаевскую дистанцию пути. Трудился сначала путевым рабочим, а затем обходчиком.
«В наше время ответственность и усердие были нормой жизни, потому и работали, как говорится, не за страх, а за совесть», – рассказывает он. Трудовая книжка ветерана только подтверждает его преданность коллективу дистанции, где всего две записи: о приеме на работу и об увольнении в связи с уходом на заслуженный отдых. А вот для информации о поощрениях за добросовестный труд понадобился дополнительный вкладыш.
За годы работы путевому обходчику Евгению Мацкевичу несколько раз приходилось предотвращать от крушений поезда.
– Однажды во время одного из обходов на 76-м километре перегона Поставы – Годутишки я обнаружил лопнувший рельс. Под колесами поезда он, несомненно, разошелся бы, – вспоминает Евгений Викентьевич. – На часах было четыре утра и до отправления пассажирского поезда Витебск – Вильнюс со станции Поставы оставался час с небольшим…
Благодаря умелым действиям путевого обходчика и вызванной им путевой бригады сбоя в графике движения поездов допущено не было. Как заметила председатель совета ветеранов дистанции Валентина Трофимова, за свои без малого четыре десятка лет работы бдительный Евгений Викентьевич обнаружил множество неисправностей, угрожающих безопасности движения поездов.
– Свою работу я всегда любил и гордился тем, что я железнодорожник! – говорит ветеран. – Старался не подводить ни себя, ни товарищей.
К слову, и после выхода на пенсию Евгений Мацкевич не сидел сложа руки: занимался благоустройством дома, трудился на приусадебном участке, помогал воспитывать четверых внуков. Он всегда активно участвовал в мероприятиях, проводимых советом ветеранов Воропаевской дистанции пути. Любил Евгений Викентьевич и пешие прогулки: ранним утром проходил ежедневно по шесть-восемь километров. Хотя это далеко не предел: в прошлом путевому обходчику, который за день преодолевал расстояния и по 10 – 12 км, это было совершенно нетрудно. Даже инсульт мужчина перенес на ногах.
Двадцать лет назад ветеран овдовел, трагически погиб и его сын Виктор. Горе Евгению Викентьевичу помогли пережить его родные: в дом к дедушке переехал внук с семьей. Не забывает отца и дочь Людмила, которая с мужем-военнослужащим вынуждена была уехать в Россию: гостит у него несколько раз в году.
Тяжелые испытания Евгения Викентьевича не сломили. Сегодня он не ропщет на судьбу, а благодарен ей за то, что выжил в той страшной войне. Доволен и тем, что стал железнодорожником. Ветеран надеется, что в следующем году в добром здравии сможет отметить свое 90-летие.
P. S. …Я отчетливо помню знакомство с этим добросовестным железнодорожником. Жил он в доме рядом с нашей школой. Не раз я обращал внимание на этого человека в красивой форме, но пообщаться с ним довелось как раз на путях… На одной из линеек нам рассказали о смелом поступке пионера, который, обнаружив лежащий в пути лопнувший рельс, не струсил, а побежал навстречу поезду, размахивая красным пионерским галстуком. Остановить состав машинисту удалось буквально в нескольких метрах от излома. Впечатленные этим поступком, мы с друзьями тоже захотели стать героями и сразу после школы, побросав портфели и наскоро перекусив, вышли на пути искать лопнувшие рельсы. За этим занятием нас и застал Евгений Мацкевич. Он строго, но тактично объяснил, что ходить по путям категорически запрещено, а неисправности ищут такие как он – путевые обходчики. Для меня и многих моих коллег Евгений Мацкевич был и остается примером настоящего профессионала.

Леонид СЕМЕНАС,
ветеран Воропаевской дистанции пути

Яндекс.Метрика