«Дорога – это часть моей души»

Какую технику раньше ласково называли «овечкой»? Зачем машинистам XIX века были нужны петарды? Чем топили котлы первых паровозов? Даже кого-то из опытных железнодорожников эти вопросы могут поставить в тупик. Но не заслуженного работника культуры Белорусской ССР Олега Авдеева, кинооператора с полувековым стажем работы.

img_0763Он еще и дополнит каждый ответ массой занимательных деталей и фактов. Увлечение историей стальных магистралей вдохновило Олега Тихоновича на создание целой серии картин, а точнее, «кадров» (именно так их называет автор), которые со временем стали альбомами-фильмами на железнодорожную тематику. Один из них посвящен Белорусской магистрали. Подробнее о роли железной дороги в своей судьбе и творчестве нам рассказал сам Олег Тихонович.

– С железной дорогой связано одно из моих первых детских воспоминаний: мне было 4 года, когда с папой и мамой отправились из Ленинграда на поезде в Крым. Проезжали депо, видели огромные черные паровозы, выпускавшие клубы пара. Они на меня тогда произвели очень сильное впечатление. Я даже сказал маме, что хочу стать машинистом. Потом жизнь моя пошла по другому сценарию. Я связал свою судьбу с кинематографом, но в профессии тоже периодически сталкивался с железнодорожной темой.
– Стоит вспомнить замечательный фильм «Миколка-паровоз», снятый по мотивам одноименной повести Михася Лынькова в 1956 году. Это была Ваша первая работа на киностудии «Беларусьфильм»?
– Да, первая. Фильмов в Союзе тогда снимали немного, работу было найти сложно. В Москве и Ленинграде предлагали вакансии только помощника оператора – пленку заряжать. И тут – это была судьба, не иначе – мне предложили стать вторым оператором в картине «Миколка-паровоз» на «Беларусьфильме».
Большинство съемок проводилось на железнодорожной станции в Гродно. В организации процесса нам помогали местные работники стальной магистрали. Среди них были весьма колоритные персоны. В частности, запомнился пожилой машинист (он управлял паровозом, который должен был находиться в кадре). Этот человек трудился здесь еще с дореволюционных времен. У него были старинные карманные часы со специальной крышкой, защищающей стекло, изготовленные знаменитым мастером Павлом Буре. Машинист периодически доставал их, торжественно открывал и сверял по ним время. Это был целый ритуал.
Кстати, бронепоезд, который фигурирует в фильме (на самом деле, это состав, обшитый фанерой), тоже помогали делать железнодорожники. Нужно было снять его приближение, но путь, который нам выделили для съемок, оказался старым, бронепоезд сильно качало, и фанерные щиты двигались. Пришлось менять ракурс – снимать не навстречу движению, а сбоку.
34-relsovyj-put-v-osennem-lesu– Что побудило Вас начать работу над альбомами-фильмами?
– К идее их создания я пришел позже. Вначале просто захотелось сохранить для будущих поколений фрагменты истории железной дороги эпохи паровозов. Я помню, в 1990 году под Петергофом мы снимали фильм «Крест милосердия» («Беларусьфильм»). А недалеко проходили съемки картины «Чокнутые» (о первой железной дороге в России). Там был макет легендарного паровоза «Проворный», вызвавший мой интерес. Я воспользовался оказией и взобрался на него, постоял на месте машиниста. Для меня это стало знаковым моментом – я ощутил, что прикоснулся к истории.
Когда был в Чехии, посетил в Праге Национальный технический музей. И был потрясен масштабом экспозиции. Там выставлены и самолеты, и паровозы, и другая раритетная техника. К сожалению, ничего похожего ни в России, ни в Беларуси пока нет. Вот я и решил хотя бы в рисунках запечатлеть историю железной дороги времен паровозов. Больше времени я смог уделять этому, выйдя на пенсию.
Железная дорога – это часть моей души. Увлечение стальной магистралью здорово меня поддержало. Мои коллеги-кинематографисты не защищены – в плане эмоциональном и психологическом. И когда выпадают из творческого процесса, то остаются, как рыба без воды – теряют интерес к жизни. А я, выйдя на пенсию, занялся изучением истории стальной магистрали.
– Олег Тихонович, свои картины Вы пишете маслом. Сколько времени уходит на одну работу?
– По-разному бывает. Все зависит от того, насколько я знаю тему, насколько я к ней мысленно заранее подготовился, от настроения тоже. Помню, когда мы с женой отдыхали в санатории на Минском море, я взял с собой этюдник и за 20 дней сделал 4 «кадра». Это для меня потрясающая скорость. Обычно нужен целый месяц.
– А где Вы берете сюжеты для своих работ?
– Чаще всего они вырисовываются в процессе поиска интересных фактов из истории железных дорог. Я много времени проводил в библиотеках, читал специальную литературу. Например, мне очень помогла книга «Путешествие в Россию» Теофиля Готье. Я взял оттуда несколько цитат. Вот одна из них: «Русские поезда топятся дровами, а не каменным углем, как в западных странах. Березовые или сосновые поленья уложены в поленницы на тендере, и запас их пополняется на станциях, где устроены дровяные склады…». А поскольку от дров гораздо больше искр, чем от угля, пришлось создавать специальные, сложной конструкции, паровозные трубы, чтобы осаждать искры.
Чем глубже ты вникаешь, тем интереснее становится. Мне было любопытно узнать, зачем железнодорожникам понадобились петарды. Оказывается, эти пиротехнические устройства использовались в качестве звуковой сигнализации, чтобы предупредить машиниста о приближающейся опасности – аварии или препятствии. Они были изобретены в Англии в 1844 году как «туманный сигнал». В России впервые использовались 20 февраля 1848 года американским железнодорожным инженером Джорджем Вашингтоном Уистлером при строительстве Петербург-Московской железной дороги. Уистлер был специально приглашен для консультации и внес большой вклад в строительство стальных магистралей. Именно он предложил и обосновал ширину колеи не в 6 футов (как Царскосельская дорога), а в 5 футов (1524 мм) для Николаевской железной дороги. Эти параметры впослед-
ствии стали едиными для всей ширококолейной железнодорожной сети Российской империи. К сожалению, сам Уистлер двух лет не дожил до открытия Николаевской магистрали.
5-27-dek-1862– Альбом-фильм – непривычная форма подачи материала. Расскажите об этом подробнее.
– В течение нескольких лет я очень интенсивно работал, создал более 200 иллюстраций. И решил объединить их в некое единое повествование. Это как подборка кадров из фильма. Каждый «кадр» – фрагмент чьей-то истории, мизансцена из жизни героев, так или иначе связанных с железной дорогой. Например, мать с детьми на даче пьют чай и ждут главу семейства, который должен вернуться из города на поезде. Или прощание на вокзале. Женщина провожает мужчину на войну. Вся она пронизана напряжением, тревогой. Это очень драматичный момент. Есть и пейзажи с видами движущегося поезда. Помимо иллюстративного материала в каждый альбом-фильм включено много текстовой информации – интересных фактов из истории стальных магистралей.
В 2002 году в Минске вышел мой альбом-фильм «Первые железные дороги России», посвященный Царскосельской, Петербург-Московской (Николаевской) и Белорусской магистралям. В 2005-м в Москве отдельно был выпущен альбом о Петербург-Московской железной дороге, а в 2006-м – о Царскосельской. Позже каждый был переиздан на диске, поэтому их можно посмотреть на компьютере или ноутбуке. Они получили наивысшую оценку на самом высоком уровне. К сожалению, альбом-фильм о Белорусской железной дороге пока существует только на диске…
30-svadebnoe-puteshestvie– Вы сказали, что хотели бы продолжить работу над ним.
– Обязательно! Уверен, это будет интересно и не очень дорого. Представьте небольшого формата (16 х 24 см) красочный альбом, который будет удобно листать в пути. И с ним в комплекте – диск с текстом.
Опыт такой работы у меня уже есть. К 70-летию Великой Победы я создал 45-минутный фильм-альбом «Девочка ищет отца». Это кадры из одноименной картины режиссера Льва Голуба, снятой на киностудии «Беларусьфильм» в 1959 году с моим участием. Я сопроводил их текстом, который начитал артист Русского театра им. Горького Александр Вергунов.
В работе над альбомом «Белорусская железная дорога» самое главное – сопроводить голос звуками магистрали эпохи паровозов. Их можно воспроизвести на синтезаторе. Представьте звон станционного колокола, гудок паровоза… (У каждого паровоза было два гудка: один – слабый, который использовался для маневров, а второй мощный – на перегоне). Рожки стрелочников, которые с их помощью передавали машинисту информацию, на какой путь его перевели: один сигнал – первый путь, четыре – на четвертый и т. д. Но самое важное – это перестук колес. Он должен восприниматься, как аккомпанемент.
У меня есть сюжет: молодожены отправляются в свадебное путешествие. Они в уютном купе, проводник зашел их поздравить. Слышен перестук колес и отдаленный гудок паровоза. Все это поможет воссоздать атмосферу того времени.
Подчеркну: звуковое сопровождение диска (гудок паровоза, звон станционного колокола, перестук колес и т. д.) можно транслировать в современных поездах во время движения. Оно никого не оставит равнодушным. Уверен, турист, который услышит «голос ушедшей эпохи», не пройдет мимо. Вначале он познакомится с содержанием бумажного альбома, а приехав домой, в кругу друзей и родных посмотрит на мониторе диск о ранней истории Белорусской железной дороги.
Для снижения стоимости данного комплекта в печатной версии альбома лучше обойтись без текстового сопровождения, оставив только названия иллюстраций. Текст озвучит актер. Думаю, это станет оригинальной сувенирной продукцией. Она будет особенно востребована в преддверии 155-летия Белорусской железной дороги, которое мы будем отмечать в следующем году.

Инга МИНДАЛЁВА

Яндекс.Метрика