Дорогой жизни выбрал магистраль

24 ноября ветеран Белорусской железной дороги Геннадий Паньков празднует 80-летний юбилей. Его карьера включала многие ступени: от монтера пути до заместителя начальника дороги.

7Все, кто трудился рядом с Геннадием Моисеевичем, знают его как настоящего профессионала, порядочного и принципиального человека. Накануне значимой даты своими воспоминаниями о совместной работе поделились его товарищи и сослуживцы: Евстафий Гришукевич, Яков Лавринович, Геннадий Новик, Валерий Буров, Николай Горбушко, Николай Максимук, а обобщил Леонид Легчеков.

Родившийся в железнодорожной семье (отец – электромеханик, мать – телефонистка Унечской дистанции сигнализации и связи), Геннадий Моисеевич дорогой жизни тоже выбрал магистраль, поступив по окончании средней школы в БИИЖТ.
Его характер закалила война, которая лишила детства. Эти годы он провел в эвакуации в курской деревне, где жил дедушка.
После окончания БИИЖТа инженер-путеец Геннадий Паньков по распределению попал в Оршанскую дистанцию пути. Ему предлагали должность инженера в техотделе, но он попросил перевести монтером пути. После трудился бригадиром и дорожным мастером. Жил в общежитии, где в комнате было 12 человек.
Затем Геннадия Панькова назначили заместителем начальника Оршанской дистанции пути. Через полгода перевели старшим инженером в созданную Борисовскую дистанцию пути, где вновь стал заместителем начальника предприятия.
В 1965 году железнодорожник начал трудиться в аппарате Минского отделения – в должности заместителя начальника отдела пути и гражданских сооружений. В тот период в отделении развернулись серьезные путевые работы.
В 1966 году был создан отдел пути Минского отделения, который возглавил Геннадий Паньков. Под его руководством велись подготовка пути на участке Олехновичи – Молодечно под электрификацию, первая укладка рельсов типа Р65 на участке Минск-Восточный – Негорелое, укладка первого бесстыкового пути на участке Орша – Красное, путевое переустройство пути участка Минск – Талька под электрификацию.
Леонид Легчеков: Предстояло назначение Панькова на должность первого заместителя начальника службы пути Управления дороги. Этому предшествовал серьезный экзамен по ПТЭ. У меня с Паньковым сложились крепкие дружеские отношения – в один год мы приехали в Минск, жили в одном общежитии, решали схожие производственные вопросы, работая в отделении. Геннадий Моисеевич попросил меня «поднатаскать» его к экзамену. Таков он был по своей натуре – никогда не стыдился и не ленился учиться. Вечерами мы штудировали документы и учебники. В результате Паньков экзамен сдал на отлично.
В 1968 году Геннадий Паньков возглавил службу пути и руководил ею до 1981-го. Это были годы подъема путевого хозяйства – реконструкция мостов, постановка пути на щебень и усиление рельсовой мощности. Без машин в реализации этих проектов было не обойтись.
Евстафий Гришукевич: В Калуге был налажен выпуск лицензионной австрийской выправочно-подбивочно-рихтовочной машины. Геннадий Моисеевич узнал, что их по дорогам распределяет начальник главного управления пути МПС Борис Морозов. И Паньков, будучи в Москве, попросил у него такую машину для нашей дороги. Тот вначале отказал, ссылаясь на то, что на Белорусской магистрали с путейскими кадрами все благополучно, поэтому эти машины он отдаст на дороги Сибири и Дальнего Востока, где путейцев – единицы. Но Паньков объяснил, что рано или поздно такую машину дорога все же получит, и именно поэтому нужно готовить кадры, учить хотя бы на одной машине. И тогда Борис Александрович поставил условие: как построите гараж для техники, сразу ее и получите. Через два месяца гараж был готов. Борис Морозов свое слово сдержал, и выправочно-подбивочно-рихтовочная машина прибыла на Белорусскую железную дорогу.
Затем Паньков добился получения первой стрелочно-укладочной машины, а для путевых машинных станций – козловых кранов КДКК, до этого применявшихся в механизированных дистанциях погрузочно-разгрузочных работ, адаптированных для работы с путевой решеткой. Места для ПМС Геннадий Моисеевич нередко выбирал самостоятельно.
Яков Лавринович: Вначале решили ставить ПМС в выработке Дубравского балластного карьера. Но Паньков был категорически против, думая прежде всего о людях: ведь ни жилья, ни магазинов, ни детских учреждений там не было. Он и предложил Радошковичи. Получил личное одобрение начальника дороги Евгения Юшкевича. Сегодня база ПМС-71 в Радошковичах – одна из самых совершенных на магистрали. В Барановичах тоже никак не могли определиться с местом площадки. И Геннадий Моисеевич поехал туда, вместе с начальником ПМС Петром Туром осмотрели узел и нашли удобное место. Возражений ни от кого не последовало.
Николай Максимук: Гомельская ПМС-116 требовала расширения и новой площадки. Места в узле не нашли. И тогда по предложению Панькова была выбрана станция Ипуть (на обходе). Правда, площадку намывали земснарядом по проекту укрепления насыпи, но база получилась удобной и просторной.

В 1996 – 2000 годы от Управления дороги Геннадий Паньков был ответственным за возведение Минского железнодорожного вокзала в должности заместителя главного инженера магистрали. Здесь как нельзя кстати пригодились его гибкий ум, богатый кругозор и опыт руководства строительством. Ведь на этом сложнейшем в инженерном отношении объекте нужно было учесть требования заказчика, проектировщиков нескольких проектных организаций, строителей с их многочисленными субподрядчиками. И 30 декабря 2000 года столичный вокзал открыл свои двери для пассажиров.

В 1996 – 2000 годы от Управления дороги Геннадий Паньков был ответственным за возведение Минского железнодорожного вокзала в должности заместителя главного инженера магистрали. Здесь как нельзя кстати пригодились его гибкий ум, богатый кругозор и опыт руководства строительством. Ведь на этом сложнейшем в инженерном отношении объекте нужно было учесть требования заказчика, проектировщиков нескольких проектных организаций, строителей с их многочисленными субподрядчиками. И 30 декабря 2000 года столичный вокзал открыл свои двери для
пассажиров.

Леонид Легчеков: На комиссионном осмотре Витебского отделения начальником дороги был поднят вопрос о строительстве ветви прямого выхода из Новополоцка на Крулевщизну. Геннадий Моисеевич предложил: начальник отделения дает команду на сооружение земполотна, а путейцы выполнят укладку решетки. Начальник дороги согласился. Прошло время, и на одном из совещаний в Витебске Юшкевич напомнил о ветви. Начальник отделения доложил о готовности земли, Паньков дал слово в недельный срок выполнить укладку пути (а был уже декабрь). Через трое суток специалисты ПМС выполнили работы, и по новой ветви протяженностью 1,3 км наливные составы пошли из Новополоцка в Литву без смены «головы» на «хвост».
Геннадий Паньков мог выступить с предложением по улучшению эксплуатационной работы, даже если это сулило дополнительные хлопоты. Но иначе он просто не умел!
Он был единомышленником Евгения Павловича Юшкевича, и его готовили на должность заместителя начальника дороги по пути и строительству. Но ее Паньков занял уже при новом руководителе отрасли.
Николай Горбушко: 1982-й – год интенсивной электрификации участка Минск – Барановичи. Был создан штаб стройки, во главе его был поставлен я – главный инженер службы электрификации. Паньков все время находился в Барановичах: ездил, проводил разборы. Благодаря чему успех был обеспечен. 22 декабря того же года поезда по участку пошли на электротяге.
По личной идее начальника дороги Андрея Андреева за счет средств капремонта и силами дорожных организаций выполнялось строительство второго главного пути участка Барановичи – Лунинец.
Валерий Буров: За несколько суток до запланированного открытия этого объекта велась замена пролетного строения малого моста. Была выявлена серьезная трещина в балке, потребовалась ее замена. Геннадий Моисеевич заказал на заводе в Осиповичах внеочередное изготовление балки с усиленной пропаркой. Затем организовал ее доставку отдельным тепловозом через Слуцк и Барановичи. В итоге сроки сдачи не были сорваны, работы на мосту были выполнены за четыре часа до торжественного открытия объекта. Геннадий Моисеевич покинул рабочее место только когда все было завершено.
Геннадий Новик: Геннадий Моисеевич уделял большое внимание ходу строительства электрической и диспетчерской централизации. Ежемесячно он объезжал все объекты. В процессе осмотра решал сложнейшие вопросы, а стройки благополучно завершались в установленные сроки.
Новые формы управления, вводимые на дороге после 1990 года, коснулись и путейской отрасли. Работа была непростой в период дефицита средств и материалов, но и с этими сложностями справлялись и специалисты службы пути, и заместитель начальника дороги Геннадий Паньков.
Геннадий Моисеевич нередко выступал в качестве полномочного представителя руководства дороги в решении самых непростых вопросов. К примеру, в 1989 году он возглавил десант дорожных строителей при восстановлении армянского Спитака, разрушенного землетрясением. И эта задача была успешно решена. В 1992 – 1996 годах Паньков представлял Беларусь в смешанной литовско-белорусской комиссии по установлению государственной границы. Камнем преткновения была станция Гадутишки, но все-таки граница была установлена по предложению белорусской стороны.
Затем Геннадий Моисеевич восемь лет руководил строительством в «ДорОРСе». Последние годы он на заслуженном отдыхе.
Заботы о семье были и остаются главной чертой характера Геннадия Панькова. Даже работая на износ, он старался уделять должное внимание близким. С супругой Ларисой Николаевной, которую знал еще со школьной поры, они вместе вот уже 58 лет. Воспитали двоих детей: дочь Галину и сына Дмитрия. Оба окончили в свое время институты – медицинский и радиотехнический. У обоих свои семьи и дети. У них огромная привязанность к деду, во многом их опекающему. Дача под Талькой – любимое место всей семьи Паньковых. Ее благоустройство – до сих пор предмет забот Геннадия Моисеевича.

Леонид ЛЕГЧЕКОВ

Яндекс.Метрика