Таланты Белорусской

Подарки к женскому дню обсуждают, выбирают, к ним приглядываются и прицениваются, их покупают и создают своими руками.

И все для того, чтобы удивить и порадовать прекрасных дам, сделать праздничный день для них ярким и незабываемым. Витебскому железнодорожнику Андрею Таволжанскому и ветерану магистрали Михаилу Яцкевичу изумить женщин вполне по силам. Ведь вместо привычных подарков они дарят спутницам и коллегам радость от своих рукотворных работ.

Сюжет подскажет природа

Уникальные картины из дерева создает ветеран-железнодорожник.

Знаете ли вы, что такое интарсия? Это вид декоративно-прикладного искусства, инкрустация деревом по дереву. Замечательными образчиками данной непростой техники являются работы народного мастера Беларуси, ветерана-железнодорожника Михаила Яцкевича. Глядя на них, трудно поверить, что все они выполнены из такого незатейливого на первый взгляд материала, как шпон.
– Это тонкий срез древесины толщиной от 0,5 до нескольких миллиметров, – поясняет Михаил Владимирович. – Я использую отходы производства мебельной фабрики. У каждой породы дерева шпон разного цвета, фактуры. Мне, например, очень нравится орех, он отличается богатством оттенков: от светлого, почти белого, до практически черного или красноватого. И режется орех хорошо. Использую также липу, березу.
Любимые темы железнодорожника – пейзажи, а также изображения птиц, в частности, орлов. После того, как автор определился с сюжетом и нанес рисунок, начинается самый кропотливый процесс – подбор подходящего шпона.
– Чтобы создать картину, надо «перелопатить» горы материала в поисках нужных по фактуре и цвету элементов, – рассказывает мастер. – Например, для изображения воды и неба. Но они должны отличаться друг от друга. Этот процесс поиска может затянуться, не всегда сразу получается найти нужное. Тогда картину лучше отложить и взяться за другую. Потом появляется искомый элемент, и работа над первой продолжается. Бывает, параллельно в деле у меня находится несколько сюжетов – в разной степени готовности.
Когда необходимый материал найден, автор приступает к воплощению своей задумки. Сначала из обрезков шпона набирает фон, затем на нем вырезает детали будущей картины, заполняет их шпоном другого оттенка. Закрепляет его гумиркой (клеевой перфорированной лентой). Важно, чтобы изображение казалось объемным и не сливалось с фоном. Потом все прессуется, шлифуется. В свое время Михаил Владимирович делал порядка 100 картин в год.
– Часто бывает, что сюжет диктует сама природа, – делится железнодорожник. – В рисунке дерева проявляется какой-то образ, который мастер, обладая фантазией, просто увидел и подчеркнул, сделал более понятным, завершенным. У меня есть несколько таких работ: это изображения сказочных чудищ. Повторить каждую такую картину невозможно, ведь ее рисует природа.
…У Михаила Владимировича с детства проявлялась тяга к творчеству. Он любил рисовать, учился в школе с художественным уклоном. Однако профессию выбрал далекую от искусства. Как и его отец – Владимир Яцкевич, о подвиге которого знает каждый железнодорожник, – Михаил работал машинистом. Трудился в локомотивном депо Минск. Достигнув пенсионного возраста, здесь же был мастером ремонтно-строительного участка.
Творческая натура и стремление к саморазвитию в свое время привели младшего Яцкевича в столичный Дворец культуры и спорта железнодорожников, где он освоил технику интарсии, а также научился делать инкрустированную мебель. Полученными навыками потом щедро делился со своими коллегами-единомышленниками, которых увлек работой с деревом.
– Мы переделывали старую мебель в нашем депо, превращали ее в более современную и удобную, – поясняет Михаил Владимирович и в качестве доказательств раскладывает на столе увесистую стопку фотографий. – Делали столы, секции, полки. Вот шкаф. Раньше это были открытые стеллажи. Я взял ДСП, «набрал» шпоном «рубашку», спрессовал, залакировал, получились дверцы. В другом кабинете сделали шкафы для одежды, для документов, декоративную панель для радиатора отопления. Мы преображали целые помещения, приводили их интерьер к единому знаменателю, старались грамотно организовать пространство. Люди нас очень благодарили.
Также Михаил Яцкевич облагораживал территорию родного депо. Принимал участие в создании местного фонтана.
Настоящий мастер, он может, казалось бы, самые обыденные предметы трансформировать в оригинальные сувениры, авторские работы. Так, например, десяток старых наручных часов он превратил в тематическую картину, символизирующую время, а пластмассовые катушки от ниток – в оригинальный подсвечник. Бывшие коллеги до сих пор хранят сделанные им сувениры: милый паровозик, созданный из детской игрушки, тонированной под бронзу, барельеф золотой рыбки (говорят, она приносит удачу) и т. д. Михаил Владимирович не любит останавливаться на достигнутом. Сейчас он осваивает новое направление – гипсовую скульптуру. Из этого материала создает декоративные шкатулки, копилки, подсвечники, по фактуре похожие на изделия из металла. Ветеран обещал, что на 8 марта родные без авторских подарков не останутся.

Инга МИНДАЛЁВА


Остановить мгновение? Легко!

Администратор сетей информационно-вычислительного центра Витебского отделения Андрей Таволжанский помнит, как в детстве ванная комната превращалась в фотолабораторию, а родители «колдовали» над отснятыми материалами.
Уже тогда Андрея завораживало хобби взрослых, хотелось самостоятельно поучаствовать в процессе. С тех пор прошло много времени. Давно пылится на антресоли полный чемодан черно-белых снимков – семейная фотоистория. Но интерес к этому увлечению у моего собеседника не пропал: теперь он уже без чьей-либо помощи «ловит мгновения». Причем удается это ему хорошо. Андрей – победитель-рекордсмен конкурса «Жизнь в кадре», который райпрофсож Витебского отделения проводил в прошлом году. Молодой человек стал лидером в пяти номинациях, чему коллеги немало удивились: знают его уже более трех лет, но о хобби Андрея даже не догадывались.
– Сегодня точно уже не скажу, сколько фотографий в моем архиве, – признается Андрей. – Интересные моменты всегда стараюсь запечатлеть и расстраиваюсь, когда не успеваю. Ведь повторить определенные сюжеты невозможно: несколько минут, а иногда секунд – и картинка уже совершенно другая. К примеру, для одной из номинаций конкурса «Моя судьба – железная дорога» я задумал снять железнодорожные пути с закатом прямо в центре кадра. Несколько снимков сделал, но помешал грузовой состав. Через семь минут продолжил съемку, но солнце уже сместилось. К счастью, первые кадры получились хорошо.
В копилке Андрея много историй, связанных с его работами.
– Это Вязынка, конец осени, еще немного – и пойдет первый снег, – листая свой сайт-портфолио, рассказывает фотограф. – На заднем плане видно, как издалека надвигается буря… А вот Москва. Тогда снимал свадьбу друзей. Спустились в подземный переход рядом с Кремлем. А там – уличные музыканты. Остановились рядом с ними сделать снимок, и как раз в этот момент моряки проходили. Все в кадре и оказались. В результате получилось довольно необычное, живое свадебное фото. Причем совсем не по задуманному сценарию. Если честно, то эта тема – не моя: на таких торжествах фотограф всегда старается приукрасить действительность, а я люблю естественность.
Источник вдохновения железнодорожника – природа. Он долго готов наблюдать за разными явлениями: будь то капель, закат или рассвет. Также любит снимать животных и насекомых: то комар «позирует» ему на рельсе, то дворовые коты идут прямо в «наступление». К слову, Андрей убежден, что хорошие фотографии легко получаются даже при плохой погоде: красоту можно увидеть всегда и во всем. А самые обыденные вещи при правильном ракурсе без труда превращаются в объекты художественного снимка. К примеру, подготавливая фото для тематического коллажа на конкурс, Андрей сделал множество кадров железнодорожных путей, и на каждом – своя история, будь то маленькой девочки или гитариста.
– Глядя на это фото, многие видят вместо путей пирамиду Хеопса, – улыбается железнодорожник, показывая снимок с идеальной геометрией.
У Андрея Таволжанского есть еще одно увлечение – музыка.
– Это от отца, который в свое время гастролировал в составе вокально-инструментального ансамбля, – делится железнодорожник.
Сам Андрей окончил музыкальную школу по классу гитары. Будучи студентом, играл в разных молодежных группах, выступал на конкурсах. Признается, что сейчас на музыку времени остается немного, а вот фотографирует часто. на конкурс райпрофсожа старался сделать именно новые снимки.
Строгий критик для Андрея – его супруга Анна. Она – дизайнер и тоже хорошо фотографирует. К слову, молодые люди познакомились в поезде: вместе ехали с учебы домой из Минска. Она – студентка БГУ – в Витебск, он – студент БГУИРа – в Оршу. Симпатичную девушку Андрей заметил сразу, но заговорить постеснялся. А когда ему нужно было выходить, девушка уснула. «Будить не хотелось, оставил записку со своим номером ее соседке: и уже буквально через несколько минут Аня написала мне SMS. Позже узнал, что она не спала и даже провожала меня взглядом в окно», – с улыбкой вспоминает железнодорожник. В 2011-м молодые люди поженились, а четыре года назад у них родилась дочь Агата. Теперь она – главная модель папиных фотосессий. В планах семьи Таволжанских – объездить всю Беларусь.
– Сегодня техника дает много возможностей. К примеру, делать селфи, но за фотографированием себя молодежь часто упускает интересные жизненные моменты, – замечает Андрей. – А ведь с помощью снимка, как и фильма, книги, можно поделиться с другими какой-нибудь важной мыслью. Главное – не бояться воплощать свои идеи!

Екатерина ОСОВСКАЯ

Яндекс.Метрика