Апрель
Ср
14
2021

С праздником Победы!

Ценить каждое мгновение

Ветеран Осиповичского вагонного депо Алексей Павлович Гуров отчетливо помнит ужасы войны, восстановление разрушенного народного хозяйства. Своими воспоминаниями он охотно делится с молодежью и работниками стальной магистрали.

Родился Алексей Павлович в Тамбове в семье разъездного почтового служащего и домохозяйки. Перед войной успел окончить четыре курса железнодорожного техникума, а когда грянули первые бои, сам пошел в военкомат.
Со сборного пункта его направили на вагоноремонтный завод. Работал юноша по 16 часов в день – готовил вагоны для отправки на фронт.
– Великая Отечественная война – небывалая по своим масштабам битва советского народа с немецко-фашистскими захватчиками. Другому государству едва ли удалось бы устоять под ударами такой силы. Но наш народ разбил агрессора – отстоял честь и свободу Родины. совершил подвиг, равного которому не знает история, – уверен ветеран.
Уже в мирное время Алексей Гуров окончил отраслевой техникум и продолжил трудиться на вагоноремонтном заводе. Вместе с товарищами-комсомольцами участвовал в общественной жизни предприятия, занимался выпуском стенгазеты. Алексей Павлович награжден шестью медалями, в том числе «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг.».
В Осиповичское вагонное депо он пришел в 1978 году слесарем по ремонту подвижного состава ПТО на станции Бобруйск. Вскоре получил квалификацию осмотрщика-ремонтника вагонов.
В этой должности трудился шесть лет – до выхода на заслуженный отдых. Алексея Павловича помнят как трудолюбивого, ответственного, исполнительного работника. Он охотно помогал коллегам, делился своими навыками с молодежью.
– Жизненный путь каждого из нас, свидетелей военных лет, был трудным, наполненным болью и страданиями, – говорит ветеран. – Но мы все преодолели, выстояли и донесли память о героическом подвиге советского народа до нынешнего поколения.
Сейчас Алексей Гуров живет в Бобруйске, очень любит принимать гостей. Недавно ему исполнилось 94 года. С очередным днем рождения, а также приближающимся Днем Победы ветерана поздравили представители руководства депо и совета ветеранской организации предприятия. За душевной беседой, песнями военных лет в исполнении именинника время пролетело незаметно. Алексей Павлович благодарил гостей за постоянную заботу и внимание, помощь в решении различных насущных проблем.
Мой собеседник полон сил и энергии. На вопрос «В чем секрет долголетия?» без раздумий отвечает: «В оптимизме и отсутствии вредных привычек». А еще, как человек, знающий о войне не понаслышке, главной ценностью в жизни ветеран считает мир на земле.

Анна ЛУХАНИНА,
заместитель председателя
совета ветеранов
Осиповичского вагонного депо


Свет Веры и Любви

«…И бодрость духа не теряет никогда». Эти строки из известной песни в точности о железнодорожнице Вере Григорьевне Мурашко.

Энергичная, с отличным чувством юмора, она легка на подъем, хотя по квартире перемещается на коляске.
– Это мой личный транспорт. Другим, к сожалению, не обзавелась, – шутит железнодорожница.
Летом ей исполнится 95 лет. За праздничным столом соберется вся семья, а сейчас, в канун Дня Победы, Вера Григорьевна и ее племянница Марина встречают представителей Минского отделения и совета ветеранов. Приглашая на чай, хозяйка подмечает: «Я не люблю конфеты. Я люблю хлеб!»
Для нее, блокадницы Ленинграда, запах свежей горбушки – самый приятный до сих пор. Впрочем, те крохотные кусочки в 125 граммов, которые помогли ей выжить в 1941-м, она по-прежнему считает самыми вкусными. Мука, отруби, льняной жмых – таким он был – ленинградский блокадный хлеб. А свою малюсенькую часть она умудрялась разделить еще на несколько. Откусывала по чуть-чуть и смаковала…
Родилась Вера Григорьевна в 1922 году в деревне Черниковщина Смолевичского района Минской области. Отец был учителем, а мама домохозяйкой. В семье росло четверо ребятишек. Но в 8 лет Вера осталась сиротой. Детей взяла на воспитание родная тетка по папиной линии.
Среднюю школу девушка окончила с отличием и могла подавать документы в любой вуз страны. Выбор сделала в пользу Ленинградского института инженеров железнодорожного транспорта. Уж очень ей нравилась железнодорожная форма! К слову, первое форменное платье, китель и юбку она помнит и сегодня.
– Мне было 18 лет, когда я окончила первый курс. Нас, в большинстве девчонок, на производственную практику отправили на станцию Антропшино. Я писала родным, но ответа не получала. уже шла война, – рассказывает собеседница. – Нас вернули в Ленинград, жили в институтских аудиториях. Ребят забрали на фронт. А мы с однокурсницами копали окопы. начались частые бомбежки, а в сентябре 1941 года город оказался в окружении.
– голод, холод и артобстрелы, не хватало воды. Выживать помогала печка-буржуйка. Ее топили не ради тепла – это была роскошь, – а чтобы растопить снег или что-либо сварить. Кипяток был чаем, а помыться только мечтали. За несколько месяцев мы с девочками сожгли всю мебель, – вспоминает Вера Григорьевна.
В середине февраля студентов ЛИИЖТа начали эвакуировать. Переправиться через Ладожское озеро удалось не сразу – слишком частыми были обстрелы. Потом в товарных вагонах, замаскированных сеткой и ветками, отправили в Новосибирск. До места назначения добирались три недели.
– В дороге нас кормили баландой. Иногда на станциях предлагали еду, но мы даже не могли открыть дверь в вагон, чтобы взять ее, – вспоминает Вера Григорьевна. – Нас, блокадников, разместили в обсервационном пункте на станции Инская. При осмотре медики приняли меня – 18-летнюю девчонку – за старушку, настолько сильным было истощение. Так я попала в госпиталь, где провела несколько месяцев. И в первый раз досыта наелась.
В июне 1942 года студенты ЛИИЖТа переехали в Москву, где их разместили в корпусах МИИЖТа, который еще находился в эвакуации. Возвращаться в Ленинград Вера побоялась – слишком тяжелыми были воспоминания. Поэтому учебу продолжила в столице. К тому же в Москве у нее нашлись родственники, которые поддерживали.
Когда пришло время распределения, Вера попросилась в Минск. Ее первым рабочим местом в 1946 году стала станция Минск-Товарный. Здесь в должности инженера она проработала восемь лет. Проверяла стрелки на путях, контролировала работу постов, проводила техническую учебу. Позже ее перевели в Минское отделение инженером технического бюро, а затем Вера Григорьевна возглавляла бюро рационализации и изобретательства. На заслуженный отдых ушла с должности инженера планово-технико-экономического отдела аппарата столичного отделения.
В профессиональной копилке Веры Мурашко множество наград: медали «Ветеран труда», «За трудовое отличие», грамота Верховного Совета БССР, знаки «Почетному железнодорожнику» и «Отличный движенец».
Магистраль помогла Вере Григорьевне обрести и вторую половинку. Будущего мужа она встретила, отдыхая в железнодорожном санатории. Собственных детей у супругов не было, но есть много племянников, которых женщина научила ценить жизнь и не бояться мечтать.
– Я счастливый человек. Поддерживают родственники: у меня дома встречаемся, общаемся, отмечаем дни рождения и праздники. Наша семья очень дружная и трудолюбивая. Видимо, не случайно носим фамилию Мурашко, – подшучивает собеседница. – Это и есть секрет моего долголетия: трудолюбие и оптимизм.
Вера Григорьевна ежедневно созванивается с подругами-коллегами, разгадывает сканворды, обязательно смотрит новости по телевизору и от начала до конца читает отраслевую газету. Ей и сегодня интересна жизнь магистрали. Ведь, несмотря на трудности, в ее глазах – по-прежнему свет Веры и Любви.

Анна МЕРКУШЕВИЧ


Май, который не забыть

Человек с нелегкой судьбой, стальной волей и доброй душой. Гунефа Яковлевна Кирьянова (в девичестве Хайновская) о войне знает не понаслышке, поэтому относится к жизни, как к главной ценности на свете. И благодарит судьбу за каждый день, прожитый под мирным небом.

– А ведь я потомственная железнодорожница, – с порога сообщает Гунефа Яковлевна. – Мой отец работал дорожным мастером на станции Шира Ужурского отделения Красноярской дороги, затем начальником балластного карьера на станции Июс. Так что все мое детство прошло рядом с железной дорогой.
…Родилась она в деревне Шарловка Козульского района Красноярского края. Из девятерых детей семьи Хайновских Гунефа была первенцем. Необычное для сибирячки имя ей дала бабушка – чтобы подчеркнуть польские корни. После семилетки отец со словами «дорога прокормит» за руку привел юную «пани» на станцию, где работал. Там Гунефа и начала осваивать премудрости железнодорожного мастерства. В 1936 году, после успешной сдачи экзаменов, ее направили дежурным по станции Туим. Через год, набравшись опыта, вернулась на станцию Шира, а в 1940-м была переведена на станцию Абакан.
– Это была крупная станция с большим объемом грузовой работы. Вначале думала отказаться: страшно было, вдруг не справлюсь. Но родители настояли: надо расти в профессии, помочь младших поднять. Помню, как спорила с мамой, которая страшно не любила помидоры: «Будешь есть, тогда поеду! А иначе – ни в какую!»,– с грустью в голосе вспоминает Гунефа Яковлевна.
Вскоре мамы не стало, и ей, как старшей в семье, пришлось взвалить на хрупкие плечи еще и заботу о младших. Они часто приезжали к сестре на станцию – там работал небольшой буфет. Гунефа договаривалась с местными поварами, и они варили для детей «затирку» – похлебку из заварной ржаной муки.
– Налью им по тарелке, остальное спрячу. После работы прихожу, а кастрюля уже пустая, – вспоминает железнодорожница.
…Помнит она и страшный июньский день сорок первого. В тот день Гунефа подменяла дежурного по узловой станции Ташеба, расположенной на линии Новокузнецк – Абакан Красноярской железной дороги. Ходил туда лишь один пригородный поезд, на котором после смены девушка должна была уехать. Но сменщик, сраженный известием о войне, пришел на работу на несколько часов позже. Домой пришлось идти пешком, а это десять километров.
Вскоре началась мобилизация. На станции Шира осталось всего двое дежурных, которым приходилось работать и в две, и в три смены: составы на фронт шли непрерывно.
– Были и стрелочниками, и составителями поездов, и сцепщиками вагонов. Если на сон удавалось выкроить несколько часов, считай, повезло, – делится пережитым Гунефа Яковлевна.
Впрочем, нелегко в эти годы пришлись всей семье Хайновских – младшей из детей едва исполнилось полтора года. Холод, голод. Отец сутками пропадал на карьере, поэтому в доме очень быстро появилась мачеха.
В 1943 году Гунефу перевели поездным диспетчером на станцию Ужур и включили в третью смену военно-эксплуатационных отделений для работы на освобожденных территориях. Формирование таких подразделений началось сразу же после битвы под Москвой. В каждое входили начальник и специалисты железнодорожных профессий. Всего было три смены.
– Первый эшелон с нашей дороги был отправлен на Винницкую. Я тогда была поездным диспетчером, но меня не взяли – не хватило опыта. Во второй – на Львовскую железную дорогу – я тоже не попала. Мой черед дошел лишь в апреле 1944-го, когда формировали эшелон на Белостокскую. Видимо, судьба, – говорит Гунефа Яковлевна.
…Освобожденная Беларусь встретила девушку страшными пейзажами: разрушенные дома, взорванные депо, покореженные рельсы. Состав пропускали только по одному пути. Под Гомелем Гунефе Яковлевне впервые довелось встретиться с войной лицом к лицу: еще продолжались вражеские бомбардировки. Прятались, как могли: убегали в поле, залезали под вагоны. Выжить, говорит ветеран, удалось лишь благодаря хорошей сноровке наших зенитчиц. В Гомеле бригаду распределили по другим отделениям. Девушку направили на станцию Лида Белостокской железной дороги.
– Я как поездной диспетчер работала с графиком и селектором, отслеживала отправление поездов. Смена длилась двенадцать часов. На отдых полагались сутки, но такое удавалось редко. В сторону фронта постоянно шли составы с продуктами, горючим и техникой.
…Особенно хорошо помнит Гунефа Кирьянова девятое майское утро 1945-го. Услышав об окончании войны, девочки, работавшие на станции, обнимались, целовались. Через год, в 1946-м, Гунефу Яковлевну представили к медали «За боевые заслуги», позже – «За трудовую доблесть». После войны она так и осталась в Беларуси – работала поездным диспетчером в Гродно, затем в Барановичах. И хотя в ее жизни были другие праздники, День Великой Победы так и остался для нее самым светлым и дорогим.

Татьяна МАЗУРА


На передовой – характер такой

Имя участника Парада Победы и почетного гражданина Жлобина Петра Андреевича Карибского навсегда вписано в историю местного вагонного депо, которому он отдал тридцать лет жизни.

– Мы познакомились в 1983 году. Я был заместителем начальника депо по ремонту, а он – слесарем по ремонту подвижного состава, – вспоминает председатель совета ветеранов Жлобинского вагонного депо, а в прошлом руководитель предприятия Эдуард Бирюков. – Петр Андреевич был человеком особенным. Очень подкупали его рассказы о военном прошлом.
В первые дни войны Петр Карибский отправился добровольцем в истребительный батальон, сформированный Жлобинским райкомом партии. Его зачислили в разведку, хотя парню не исполнилось и 18 лет. Вместе с такими же молодыми ребятами Петр добывал информацию о расположении войск противника. Когда Жлобин оккупировали, он вместе с друзьями отправился в Туркменистан.
В армию его призвали в январе 42-го. Направили в Ашхабадское пехотное училище. Ускоренный восьмимесячный курс обучения – и молодой лейтенант едет на Северо-Кавказский фронт, командиром пулеметного взвода в составе 34-й отдельной бригады морской пехоты. Первое боевое крещение молодой боец получил в октябре 1942 года – во время оборонительной операции Северной группы войск Закавказского фронта. Немцы прорывались через Нальчик и Орджоникидзе к Грозному и Баку, где располагались нефтяные скважины. Петр Андреевич все время был на передовой. За оборону Кавказа он был удостоен и первой боевой награды – ордена Красной Звезды, а позже ему вручили медаль «За боевые заслуги».
За освобождение города Сталино (нынешнего Донецка) 301-я стрелковая дивизия 9-го стрелкового корпуса, в которой воевал парень, получила название «Сталинская». Старший лейтенант Карибский командовал пулеметной ротой. Освобождал Донецкую область, Запорожье, Николаев, Херсон, Одессу – весь юг Украины. В августе 1944 года, после успешного завершения Ясско-Кишиневской операции, в которой участвовала дивизия, грудь уже капитана Карибского украсил орден Отечественной войны I степени.
Во время Висло-Одерской операции, при формировании польской реки Пилица в январе 1945 года, Петр Андреевич одним из первых перебрался на другой берег. С боем занял ведущую высоту и удержал рубеж, отразив атаки противника. За проявленное мужество Карибский был награжден орденом Красного Знамени.
В разговоре с родными и друзьями железнодорожник часто повторял, что самой трудной для него была битва за взятие Берлина. Рота под командованием Петра Карибского атаковала имперскую канцелярию Гитлера и непосредственно логово врага – фюрербункер. Из 98 человек боевого подразделения в живых осталось всего 20. До долгожданной Победы оставались считанные дни.
За активное участие в боевых действиях в столице Германии Петр Андреевич был удостоен орденов Красного Знамени и Великой Отечественной войны II степени, а также медали «За взятие Берлина». В числе лучших фронтовиков 1-го Белорусского фронта он принял участие в Параде Победы, прошедшем на Красной площади в Москве 24 июня 1945 года. На кителе, чеканящего шаг в сводном полку белоруса, блестели пять боевых орденов и семь медалей.
Дивизию, в которой он служил, расформировали в 1953 году. Петр Андреевич вернулся в Жлобин, устроился в вагонное депо. На заслуженный отдых ушел в 1983 году.
В 1998-м ему присвоено звание почетного гражданина города. Его именем названа и главная улица современного микрорайона Лебедевка-Юг.
Ветеран ушел из жизни в возрасте 84 лет в 2007 году. О его героическом прошлом помнят – фотографии и автобиографические очерки железнодорожника хранятся в музее истории Гомельского отделения дороги и представлены в передвижной экспозиции «Они сражались
за Родину».

Лидия СЕРГЕЕВА

Яндекс.Метрика