Апрель
Вс
11
2021

С гордостью о пройденной дороге

Евгения Хреновская, без малого четыре десятилетия отработавшая на магистрали, на днях отметила 95-летие.

Ее трудовой путь был неразрывно связан с Барановичской дистанцией гражданских сооружений, куда она пришла сразу после освобождения родного города от немецких захватчиков.
И сегодня Евгения Ивановна не сидит без дела: ее ухоженный двор украшают цветы, чуть дальше – небольшой огород, где хозяйка выращивает овощи.
– Цветов осталось немного – розы, пионы, есть у меня махровые сирень и жасмин, – с гордостью говорит хозяйка. – Возраст уже не позволяет работать так активно, как прежде. А ведь раньше у меня было только георгин три десятка сортов!
Женщина по-прежнему много читает, хотя зрение, признается, уже не то. регулярно посещает местную библиотеку, где хорошо знают ее предпочтения: любит историческую литературу. Евгения Ивановна, хоть и говорит, что память ее подводит, отлично помнит не только события своей жизни, но и людей, с которыми трудилась в разные годы. Как и первый день Второй мировой войны.
– Первая бомбежка Барановичей немецкими самолетами в сентябре 1939 года застала меня на нынешней Комсомольской улице, – вспоминает Евгения Ивановна. – Наша семья спешно уехала в деревню. А 17 сентяб-
ря пошел слух, что Барановичи освободили советские войска. И мы вернулись. Первая машина, которую встретили, – полевая кухня. Женщина в военной форме, увидев меня, сказала: «У вас тоже носят береты!». А мужчина спросил: «А «екатеринки» у вас ходят?» – «Нет, – ответили мы. – У нас свои деньги».
Через некоторое время после освобождения города отец Евгении Ивановны – Иван Викентьевич Ковш – устроился в финансовый отдел Управления Брест-Литовской железной дороги. Он посоветовал дочери поступить на бухгалтерские курсы при ней. Однако, как вспоминает женщина, работать на магистрали она не могла: после окончания польской гимназии русского языка почти не знала. Тогда семнадцатилетнюю девушку отправили на трехмесячные курсы в Москву.
– Проезд с нашей недавно освобожденной территории был тогда по пропускам. Поэтому на поезде добирались очень долго, – говорит женщина. – Но какие превосходные условия для нас, жителей Западной Беларуси и Западной Украины, были созданы в столице! Слушателей поселили в общежитие железнодорожного техникума, выдали талоны на питание в столовой, снабжали билетами в театры и на концерты. Я тогда дважды побывала в Большом: смотрела «Евгения Онегина» (роль Татьяны там играла блестящая артистка Глафира Жуковская) и «Дядю Ваню».
По возвращении в Барановичи девушка устроилась в финансовый отдел Управления Брест-Литовской дороги. Работала в здании вокзала станции Барановичи-Полесские. В то время служба пути располагалась в нынешнем здании музея. Вагонная, грузовая – в других. контактировала со всеми подразделениями, и до сих пор отлично помнит адреса, по которым они размещались.
В финансовом отделе Евгения Ивановна отработала до начала Великой Отечественной.
– Война началась в воскресенье, у меня был выходной, – вспоминает женщина. – Пошла на работу в понедельник. Многие, особенно выходцы из Восточной Беларуси, готовились к эвакуации, а мы о ней и не думали. Тем более что перед войной туберкулезом заболел мой отец. На какое-то время мы вновь отправились в деревню. Но я должна была трудиться, иначе отправляли на работы в Германию.
В 1944 году после освобождения Барановичей от фашистов Евгения Ивановна вернулась на магистраль, на свое прежнее место – в финансовый отдел. Но добираться на работу приходилось через весь город, и девушка буквально через неделю перевелась в дистанцию гражданских сооружений, которая тогда называлась жилищно-ремонтной конторой.
– Условия были очень тяжелыми. По городу мы собирали гвозди, подковы – материалов для работы ведь не хватало. Пути были частично разрушены, рядом лежали вагоны, – вспоминает железную дорогу 1944 года женщина.
Но постепенно прежние мастерские предприятия, которые временно располагались недалеко от станции Барановичи-Центральные, были восстановлены. В них появилось необходимое оборудование и даже свои швейная и сапожная мастерские. На предприятии организовали самодеятельный театр, а на танцы сюда приходила молодежь из ближайших районов города.
– Тяжело ли было трудиться? Судите сами: еще до войны – 26 июня 1940 года вышел приказ о восьмичасовом рабочем дне и семидневной трудовой неделе. За опоздание больше, чем на 10 минут могли судить, а за прогул и вовсе сажали в тюрьму. Была железная дисциплина. Такой порядок действовал еще много лет после войны. Счетных машин тогда не было, но в гимназии я освоила счеты и могла на них и делить, и умножать. Поскольку зарплату надо было начислять и выплачивать точно в срок, приходилось иной раз и ночевать на работе.
На предприятии женщина отработала 39 лет. Будущий супруг Евгении Ивановны – Григорий Хреновский – тоже был железнодорожником. Трудился маневровым диспетчером на станции Барановичи-Центральные, затем старшим помощником начальника этой станции, после перешел в отделение дороги, где выполнял обязанности узлового диспетчера и дежурного по отделению. Вместе они воспитали двоих сыновей. Сейчас у Евгении Ивановны четверо внуков и столько же правнуков. К слову, проводником пассажирского вагона трудится правнучка Александра Хреновская.
– Я всегда рада, когда ко мне приезжают дети, внуки, правнуки, мой дом открыт для всех близких. Не забывают обо мне и на предприятии. Не только регулярно навещают, но и помогают в быту: поклеили обои, отремонтировали кухню и санузел. Мне неловко просить о помощи, но я за нее очень благодарна, – подытоживает Евгения Ивановна.

Елена КРАВЕЦ

Яндекс.Метрика