Ужин с видом на Эльбрус

Восхождение на Эльбрус совершил стрелок стрелковой команды на станции Гомель-Четный Сергей Зиновенко.

…В горах проверяются дружба, взаимовыручка. Когда преодолеваешь себя, совершая восхождение, не на словах, а на деле понимаешь, что значит товарищеское плечо. Закаляешься и приобретаешь в борьбе с природой необходимую человеку силу духа. Поэтому нужно быть уверенным не только в попутчике, но и в первую очередь в своих силах.
Взятая высота в 5642 метра над уровнем моря – это было мое первое восхождение. Обычно я выбираю более «ровные» маршруты: Крымский полуостров, Карелия. А на сей раз определиться с пунктом назначения помог мой друг и в прошлом коллега Иван Межейников.
Решили штурмовать южный склон Эльбруса. В отличие от сложного северного, это очень популярное направление. Там хорошая транспортная инфраструктура. Правда, погода крайне переменчива – «окна» можно прождать неделю. Летом подниматься легко. Но, как говорят знающие люди, главная опасность Эльбруса – в его кажущейся легкой доступности. Хотят взойти многие, но удается далеко не всем.
Поэтому к походу мы готовились тщательно: проштудировали информацию о самой высокой вершине Европы, прочитали в Интернете рассказы опытных альпинистов. Многие из них делились ценными советами, которые нам в поездке очень пригодились. Успех в восхождении зависит от многих факторов.
В первую очередь – от физической формы и состояния здоровья. К сложностям на высоте может привести горная болезнь и перепады температуры: от минус 200С ночью и до плюсовой днем.
Еще очень важно в альпинизме снаряжение. Так как мы оба впервые шли в горы, то «кошки», трекинговые палки пришлось купить. А вот ледорубы вообще были самодельные – Ивану их смастерили друзья, кузнецы. В момент подготовки мы совершенно не уделили внимание экипировке, а точнее, решили обойтись обычной зимней одеждой. Позже об этом сильно пожалели.
Но обо всем по порядку. И так, билеты куплены, рюкзаки собраны, отправляемся в Москву, откуда вылетаем в Минеральные Воды. Двухчасовой перелет из столицы России на Кавказ – и мы на месте. Автостопом добираемся до Терскола. Регистрируемся в местном подразделении МЧС. Процедура заняла не больше пяти минут: записали данные, вручили памятку поведения в горах и распечатку прогноза погодных условий на ближайшие пять дней. В продуктовом магазине пополнили запасы провизии и купили газовый баллон для горелки.
Наша первая стоянка – поляна Азау – находится на высоте около 2300 метров над уровнем моря. И, несмотря на плавный подъем дороги, ведущей к поселку, перепад температуры воздуха сильно ощущался. Поселок полностью рассчитан на туристов: вокруг построены отели разного уровня комфортности, кафе и рестораны, небольшой рынок. Отдохнув и подкрепившись, мы решили начать восхождение, для начала подняться чуть выше и, так как уже смеркалось, остановиться на ночь.
Дальнейший подъем оказался крутым. За плечами рюкзаки весом по 16 килограммов каждый, а под ногами – зыбкая почва, грязь, камни. Вдобавок ко всему, начался дождь и с каждой минутой становился все сильнее и сильнее. Найти подходящее место для стоянки оказалось непросто. Крутые склоны – не самое удобное место для ночлега, а участки у скал не подходили по технике безопасности: настораживала вероятность камнепада. Место нам подсказали… горные дикие козлы, которые с поразительной скоростью перебирались, чуть ли ни по отвесным скалам. Дождь усиливался, и, найдя более-менее подходящий участок равнины, поросший редкой травой, решили остановиться на нем. Быстро разбили лагерь и укрылись в палатке. Когда дождь поутих, вышли осмотреться. Оказалось, что наш участок находился на краю обрыва, а на почве имелись следы обрушения. Это заставило нас задуматься об изменении дислокации, но, обменявшись шутками по данному поводу, мы решили остаться. Укутавшись в спальники, быстро и крепко уснули.
Утром чувствовали себя бодрыми и веселыми, продолжили путь. Чем выше поднимались, тем сильнее холодало. Снега вокруг становилось все больше, но пока он был еще рыхлый. После того как несколько раз мы провалились в сугробы по колено, в дальнейшем старались идти аккуратнее, тщательно прощупывая трекинговой палкой дорогу. Вскоре выбрались на горнолыжную трассу. Снег здесь уже был утрамбован, что облегчило передвижение.
После четырех часов восхождения решили сделать привал. Сойдя с трассы в сторону, развернули походную кухню. Растопили снег и заварили травяного ароматного чаю. Подкрепились и продолжили поход.
Добрались до станции Мир, расположенной на высоте около 3500 метров. Уже на подходе к ней погода стала портиться, поднялся ветер, пошел снег. К вечеру осилили высоту в 3900 метров, по пути высматривали место для ночлега. В итоге ставить палатку решили среди вагончиков базового лагеря.
К вечеру началась сильная метель, что усложняло установку палатки. Ночь выдалась тяжелой: меня знобило, сильно болела голова, а ноги сводили судороги. Горная болезнь донимала и Ивана, правда, не так сильно. Я принял таблетку аспирина, укутался в спальник. Проснувшись, мы обнаружили, что палатка еле сдерживает натиск снега и это, несмотря на то, что ночью Иван трижды ее раскапывал. Она была засыпана настолько, что с трудом выбрались.
Целый день мы провели в лагере. Ближе к вечеру узнали, что погода в ближайшие дни будет только ухудшаться. Решили снять места в вагончике. Это металлический контейнер, разделенный на два отдельных кубрика по четыре спальных места в каждом. Самым главным предметом в помещении был обогреватель. Поэтому очередная ночь прошла уже в более комфортных условиях. Только вот ближе к утру почувствовалась подозрительная прохлада. Спросонья мы не придали этому значения, лишь сильнее укутались в спальники. Позже выяснилось, что ночью из-за непогоды лагерь оказался обесточенным. Несколько вагончиков остались полностью без электричества и тепла.
На следующий день погода ухудшилась, шквалистый ветер буквально валил с ног, а метель была настолько сильная, что не было видно пальцев вытянутой руки. Мы не могли себе позволить еще один день безвылазно находиться в лагере и решили прогуляться выше, несмотря на неблагоприятные погодные условия. Затратив несколько часов, преодолели лишь триста метров. На большой высоте сильнее ощущается кислородное голодание, а при нем кровоток ухудшается. Возвращались быстро, так как начали замерзать руки и ноги.
Анализируя вылазку, сошлись во мнении, что нам не хватает хорошей экипировки. Взвесив все «за» и «против», все же решили не отступать. Вечером к нам в кубрик подселили ребят. Они восходили с инструктором, и наше самостоятельное путешествие их восхищало. Ближе к ночи наше жилье снова оказалось обесточенным, а металлический контейнер имел все шансы превратиться в морозильную камеру. Собравшись у электрощитка, используя ножи и ложки вместо отверток, мы начали выяснять причину. Оказалось, вышел из строя автомат в электрощитке. Посовещавшись, отправили экспедицию (учитывая погодные условия, это выглядело именно как выход в открытый космос) в ранее обесточенные вагоны, чтобы снять оттуда автомат. В течение часа электроэнергия была восстановлена.
Утром погода улучшилась, метель то усиливалась, то утихала, а после обеда даже выглянуло солнышко. Из снежной пелены взору величественно предстала вершина Эльбрус. Казалось, до нее рукой подать.
В этот день в лагере чувствовалась особая атмосфера, наполненная надеждой и ожиданиями: по прогнозу предоставлялось «окно» в два дня. Мы прогулялись опять до высоты в 4200 метров и вернулись на базу. Вечером у нас был ужин с видом на Эльбрус. На следующий день выходить решили рано – в три часа ночи.
До высоты, на которую мы поднимались во время прогулок, дошли без трудностей. Но дальше подъем становился все круче, более того, он был покрыт ледяной коркой. Ступали аккуратно, делали новый шаг лишь тогда, когда убеждались, что зубья «кошек» вцепились в лед. Несмотря на сложность подъема, мы с Иваном держали приличную скорость и опережали других.
По мере набора высоты идти становилось все труднее. Темп движения снизился, уже после двадцати альпийских шагов приходилось останавливаться, чтобы отдышаться.
Обойдя восточную вершину, мы вышли к седловине, где на солнышке позволили себе посидеть минут десять. Впереди еще один сложный участок – узкая и очень крутая снежная тропа. Еще десяток шагов – и мы увидели вершину. До нее осталось не больше сотни метров без сложных участков. Когда увидели цель в пределах досягаемости, открылось второе дыхание.
За все трудности пяти дней мы получили вознаграждение: с вершины открылась потрясающая панорама Кавказского хребта.
Но нужно спешить: к вершине движется целая цепь альпинистов, а места на самом пике немного. Из рюкзака достаю флаг Белорусской железной дороги и водружаю его на склоне.
Спускались не торопясь, наслаждаясь окружающими нас красотами. На заснеженные склоны любоваться можно бесконечно! Лучше гор могут быть только горы, на которых ты еще не бывал. Когда уже прошел трассу и спустился к подножию, чувствуешь тягу к новым восхождениям.