Локомотивы в миниатюре

Ветеран Белорусской магистрали Геннадий Домбровский уже семь лет делает макеты паровозов и тепловозов. Они стали экспонатами нескольких музеев локомотивных депо и Детской железной дороги. Причем созданные им миниатюры вызывают неподдельный интерес не только у детей.

Геннадий Домбровский вырос в семье железнодорожника. Еще до Великой Отечественной войны его отец работал дорожным мастером. Геннадию же по душе была техника. Спустя годы в ГПТУ № 34 Минска он получил специальность помощника машиниста тепловоза. А службу проходил в железнодорожном батальоне на Байконуре, где трудился на тепловозе ТЭ2.
После увольнения в запас Домбровский устроился помощником машиниста в паровозное депо Минск, а после окончания курсов машинистов тепловоза встал за правое крыло локомотива. Затем заочно окончил БИИЖТ и несколько лет трудился в отделе локомотивного хозяйства Минского отделения, в службе локомотивного хозяйства Управления дороги, преподавал в столичном отраслевом училище. В общей сложности почти 40 лет жизни были связаны с Белорусской магистралью. Имеет множество отраслевых наград, в том числе знак «Выдатнік Беларускай чыгункі».
– В службе некоторое время я курировал работу музеев локомотивных депо, – вспоминает собеседник. – Вот тогда-то и возникла идея создавать модели старых локомотивов. Тем более азы изготовления моделей я постиг еще в школьные годы, когда занимался судомоделизмом.
Копии тепловозов и паровозов Домбровский изготавливает в масштабе 1:45. На создание одной модели уходит до нескольких месяцев – в зависимости от сложности работы. Правда, признается он, скорость не главное: спешка может и навредить. Здесь нужны точность, аккуратность, терпение и знание дела.
По словам собеседника, для того, чтобы взяться за это, как оказалось, недетское увлечение, мало освоить азы моделизма, надо знать историю развития железной дороги, устройство и технические характеристики подвижного состава. Поэтому работу над очередным изделием мастер начинает с того, что детально изучает реальный объект. Ищет чертежи и полное описание в журналах, железнодорожных архивах либо с рулеткой, ручкой и блокнотом исследует его. Чтобы повторить все элементы в точности, в том числе и «сердцевину» локомотива, измеряет их, фотографирует. Позже готовит чертеж нужного масштаба. Отдельно создает каждую объемную деталь модели, которую сначала окрашивает и только потом склеивает. Его тепловозы и паровозы не отличить от металлических, хотя все «железо» – хорошо покрашенные бумажные элементы.
– Самое сложное в процессе – чтобы «начинка» (компрессор, редукторы, шахта холодильника, дизель-генераторная установка тепловоза или котел паровоза) соответствовала прототипу, – объясняет мастер.
Посчитать количество созданных макетов собеседник может только пересмотрев фотографии.
– За 20 перевалило: паровозы серий Ов, Щ, Су, Э, Л, – перечисляет он. – Это наша история. Возьмем паровоз Ов (с него я и начал работу). Это был самый массовый из дореволюционных локомотивов, эксплуатировался на всех государственных и большинстве частных железных дорог Российской империи, а также на магистралях Советского Союза. Во время Гражданской и Великой Отечественной был основным локомотивом бронепоездов. На Белорусской магистрали последний из таких паровозов работал до 80-х годов прошлого века в локомотивном депо Осиповичи. А вот санитарные поезда водили пассажирские паровозы серии Су. В послевоенные годы труд на них считался привилегией заслуженных машинистов с большим стажем. Знаменитую «Лебедянку» закончил совсем недавно. Ее я преподнес музею локомотивного депо Минск к 50-летию: в свое время именно паровоз серии Л широко использовался у минчан. А вот найти чертежи к нему мне так и не удалось. Создавал макет по описанию из книги, изданной в 1956 году.
В коллекции мастера есть и локомотивы, которые сыграли определенную роль в его жизни. Например, тепловоз серии ТЭ2, который был задействован в перевозочном процессе на космодроме Байконур.
– На технологические площадки космодрома ходили пассажирские поезда от станции Городская в Ленинске (закрытом городке для инженеров и строителей космодрома, с декабря 1995 года Байконур), а поезда с различными грузами шли на площадки от станции Тюра-Там, – вспоминает собеседник.
Про каждое свое детище Геннадий Аркадьевич готов рассказывать часами.
– Вроде уже не первый год нахожусь на заслуженном отдыхе, но все с таким же интересом продолжаю исследовать жизнь стальной магистрали. Ведь не зря говорят, что бывших железнодорожников не бывает, – в заключение говорит Геннадий Домбровский и добавляет: – Жизнь мчится с неимоверной скоростью, подвижной состав меняется, локомотивы списывают. Поэтому хочется, чтобы молодежь знала свою историю. А мое увлечение – это желание сохранить то, что исчезло, хотя бы в масштабе 1:45.

Анна МЕРКУШЕВИЧ

Яндекс.Метрика