Судьба, опаленная войной

Для почетного железнодорожника, ветерана Великой Отечественной войны Василия Завадского 23 февраля – особый праздник, ведь он посвящен тем, кто в разные годы защищал и продолжает защищать нашу Родину. В этот день за общим столом собираются его самые близкие и родные люди, а Василий Тимофеевич обязательно произносит традиционный тост: «За мир!». Он, прошедший войну от Москвы до Берлина, хорошо помнит, какую цену пришлось за это заплатить.

Воспоминания фронтовика легли в основу биографического очерка, который он отправил на дорожный конкурс, приуроченный к 70-летию освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков. Его работа вошла в тройку лучших в номинации «Воспоминания о войне: героизм и мужество народа…». Ниже мы приводим несколько отрывков из его повествования, ведь кто может лучше рассказать о тех страшных событиях, как не их непосредственный участник.
В армию Василия Завадского призвали в сентябре 1940 года. Начало Великой Отечественной он встретил под Москвой, где служил в зенитной артиллерии. Сначала был разведчиком, затем наводчиком, а с 1943-го – командиром орудия. Первую фронтовую награду – медаль «За боевые заслуги» – получил в декабре 1941 года за вывод из нейтральной зоны пушки в бою возле Калинина. «Помню, в тот день началась сильная метель, невозможно было глаза открыть, – вспоминает ветеран. – Я обвязался тросом и подполз к пушке, другой конец держал товарищ. Когда перебросил трос на орудие, подал сигнал однополчанину, и он потянул пушку на нашу сторону. Немцы, конечно, заметили, открыли огонь. Но все благополучно закончилось».
Вторую медаль – «За отвагу» – Василий Завадский получил за активное участие в освобождении Смоленска. Затем была Беларусь, 1944-й, бои за Оршу, Шклов.
В своем очерке ветеран описывает сражение возле деревни Ротковщина, что в 50 км от Минска. «Юго-восточнее города в окружении оказалась 100-тысячная группировка фашистов с танками и пушками. Гитлеровцы хотели вырваться и уйти на запад. Командование дало приказ разместиться в районе Ротковщины и окопаться. Не успели обустроиться, как показалась немецкая колонна: их дожимали наши основные силы, и фашисты, видимо, не зная, что столица уже освобождена, шли в сторону Минска. Это происходило с 4 на 5 июля. Бой был очень жестоким. Командир батареи Смирнов сообщил, что мы находимся в кольце группировки и отступать некуда. Сражаться решили до последнего. Немцы рвались из «котла», не жалея своих жизней. Обстреливали так, что голову нельзя было поднять, а к концу дня разом все затихло. Я поднялся, смотрю, метрах в ста от меня немцы бегут, кричат. Рядом из наших – никого. выскочил из окопа, подбежал к орудию и открыл огонь по врагу. стреляли и другие, но я был в таком состоянии, что, казалось, остался на поле один. Чуть позже ко мне подбежали два солдата из нашей батареи, и мы продолжили бой. Немцы кричали, чтобы сдавались, но мы держались, пока не закончились снаряды. Затем решили пробираться к шестой батарее. Казалось, гитлеровцы были кругом, стреляли, не переставая, а мы ползли по траве. Добрались до своих – и сразу к орудию, а у них тоже боеприпасы на исходе, только четыре снаряда оставалось.

Василий Завадский (крайний справа) с однополчанами

В прицел я увидел, что за моей пушкой уже сидят немцы, один из выстрелов мы сразу же направили туда. Вскоре подоспели наши основные части. Мы не дали врагу прорваться».
За бой у деревни Ротковщина Василий Завадский был удостоен ордена Красного Знамени. Затем получил и другие награды: орден Отечественной войны II степени за форсирование Немана, орден Отечественной войны I степени за взятие Берлина. В его наградной копилке также есть орден Красной Звезды, медали «За оборону Москвы», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина», «За Победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг.».
Война принесла Василию Тимофеевичу не только тяжелые испытания, но и любовь всей жизни. Его будущая супруга Фаина Тимкаева была санитаркой в передвижном госпитале. Молодые люди полюбили друг друга и пообещали, что, если останутся в живых, то в день окончания войны сыграют свадьбу. Так и случилось. Вместе они прожили долгих 65 лет.
В 2010-м Фаины Абасовны не стало. Но Василий Завадский не одинок. Его поддерживают дети, внуки, правнуки, а также ветеранские организации локомотивного депо, железнодорожного узла и города. Не забывают фронтовика и учащиеся соседней школы, где раньше (пока позволяло здоровье) ветеран был частым гостем. Встречам с детьми он особенно рад. Они забрасывают его вопросами о быте солдат на войне, о сослуживцах. И Василий Тимофеевич охотно делится историями из своей биографии, ведь и в 97 лет этому человеку удалось сохранить ясный ум и крепкую память. Он дает свой наказ молодому поколению: ценить в людях честность, порядочность, верность принципам, любить и защищать Родину.

Инга МИНДАЛЁВА

Яндекс.Метрика