В первые дни войны

Нападение фашистской Германии на Советский Союз происходило по плану «Барбаросса». Оно началось утром 22 июня 1941 года. Первые удары противника пришлись в том числе на железнодорожные узлы на территории Беларуси.

В районах стратегического развертывания были сосредоточены 81 пехотная, 1 кавалерийская, 17 танковых, 15 моторизованных, 9 полицейских и охранных дивизий противника. В резерве находились еще 22 пехотные, 2 танковые, 2 моторизованные и 1 полицейская дивизии.
На Минск была нацелена группа армий «Центр» под командованием фельдмаршала Федора фон Бока в составе двух армий и двух танковых групп, насчитывающих 31 пехотную, 7 моторизованных, 1 кавалерийскую и 9 танковых дивизий.
В ответ на сосредоточение немецких войск у границы Высший военный совет СССР решает привести в боевую готовность все войсковые части на западе страны. По стальной магистрали осуществлялся большой объем воинских перевозок.
Группе армий «Центр» противостояли формирования под руководством Семена Тимошенко: 36 стрелковых, 8 кавалерийских, 2 танковые дивизии, 9 мотомеханических бригад.
Для работников Белостокской железной дороги фашистское нападение не стало неожиданностью: точное время начала войны стало известно уже 21 июня. Начальник областного управления НКГБ Сергей Бельченко к ночи собрал бюро обкома партии. Были намечены мероприятия по эвакуации людей и ценностей. Конкретные задачи получили и железнодорожники. Они только начали формирование эшелонов, как в небе появились немецкие самолеты.
23 июня под прицельным огнем фашистских орудий из Белостока отправили эшелон, в котором следовали работники аппарата, семьи железнодорожников, а также перевозились документы Управления дороги.
К сожалению, на перегоне Скрибовцы – Лида паровоз был поврежден. Дальше люди шли пешком до Лиды, откуда эвакуировались в Чкалов. Под огнем противника железнодорожники Белостока и Гродно отправили в эвакуацию 30 поездов, главным образом с людьми и документами.
На левом крыле группы армий «Центр» действовали 9-я армия генерал-полковника Адольфа Штрауса и 3-я танковая группа генерал-полковника Германа Гота. Оба эти объединения прорвали фронт Красной армии в направлении Гродно.
Советские войска, находившиеся в районе Белостока, пытались отойти на восток и вырваться из постепенно образующегося котла. Этот отход был задержан танковыми группами и воздушными силами.
29 июня восточнее Белостока оказались 4-я и 9-я армии.Их попытки прорваться на восток и юго-восток продолжались двое суток.
4-я армия фельдмаршала Ханца Клюге и 2-я танковая группа генерал-полковника Гейнца Гудериана были развернуты западнее и северо-западнее Бреста. Танковая группа прорвала советскую оборону по обе стороны Бреста, быстро двигаясь на Слуцк и Минск.
Постепенно образовался новый котел вокруг советских войск, оставшихся западнее Минска и в районе Новогрудка. Окружение окончательно завершили армейские корпуса 4-й и 9-й армий. В сражениях за Белосток и Минск было взято в плен свыше 328 тыс. человек, захвачено 3322 танка, 1809 орудий.
На Брест-Литовской дороге первым принял удар Брестский узел. В 4 часа 15 минут 22 июня начался артиллерийский обстрел города над Бугом. Затем была бомбардировка самолетами. В результате оказался разрушенным Московский путепровод, образовался завал выходных горловин. Стала невозможна эвакуация подвижного состава, погибли руководители многих предприятий узла. В 7 часов утра до диспетчерской добрался начальник отделения службы движения Лев Елин. Железнодорожники получили у начальника милиции наганы и вместе с группой из 20 – 25 солдат девять дней вели борьбу с захватчиками.
Эвакуацией из Барановичей руководили начальник отделения службы движения Дмитрий Коростелев и начальник службы движения Брест-Литовской дороги Георгий Кабанцев. Под бомбежками и артобстрелом были вывезены в тыл ценности отделения Госбанка, большинство вагонов и паровозов из Барановичей и Лунинца, часть работников магистрали.
Лунинецкое отделение движения функционировало первых десять дней войны. За это время были эвакуированы весь подвижной состав и люди.
Сообщение о массовом нарушении госграницы германской авиацией поступило в Минск на центральный пост 5-го полка воздушного наблюдения, оповещения и связи 7-й отдельной зенитно-артиллерийской бригады ПВО через 4 минуты после проникновения фашистских самолетов на советскую территорию, то есть между 4.10 и 4.20 по московскому времени. Под главный удар попал Белостокский выступ, где дислоцировались 10-я, 3-я и 4-я армии. 22 июня в Минске сохранялась внешне абсолютно спокойная обстановка, так как высшее командование по донесениям приграничных армий события оценивало как случайные нарушения государственной границы. Отсюда и неправильная в первые часы оценка положения на Белостокско-Минском направлении.
В 4.45 началось совещание командного и начальствующего состава округа. По его итогам командующий авиацией округа генерал-майор Иван Копец приказал командиру 43-й истребительной авиадивизии Георгию Захарову усилить Минск двумя авиаполками. К полудню 119 самолетов-истребителей со 144 летчиками перелетели с аэродромов Прощевка в Шкловском районе и Лубница в Могилевском на аэродром в Лошице. В 9.30 на заседании Бюро ЦК КП(б)Б было принято решение о форсировании строительства бомбоубежищ. Пунктом 6 Постановления № 69 этого заседания «О работе железнодорожного транспорта» записали: «Обязать секретаря ЦК товарища Тура вместе с работниками его отдела установить контроль за немедленным переводом всех железных дорог на военные условия». На состоявшемся у секретаря ЦК КП(б)Б
Владимира Ванеева заседании было решено подготовить эшелон на случай эвакуации семей работников ЦК КП(б)Б и правительства. Его железнодорожники сформировали, но загружен он не был. Абсолютное большинство жителей Минска и СССР узнало о начале войны только из радиовыступления Вячеслава Молотова.
В полдень 23 июня немецкие самолеты бомбили станцию Минск-Товарный, аэродром в Лошице и 69-й отдельный разведбатальон 100-й стрелковой дивизии в Уручье. В течение дня аэродром в Лошице подвергался нападению 11 раз. Большая часть самолетов была уничтожена по причине отсутствия зенитного прикрытия, сгорели склады с горючим. Бомбежка продолжалась до вечера.
Было принято постановление об эвакуации в двухдневный срок детей, ценностей Госбанка, о подготовке к эвакуации секретных архивов и партийных документов ЦК КП(б)Б и ЦК ЛКСМБ. Погрузку ценностей организовали на 1-м, 2-м и 3-м пассажирских и путях парка № 3 станции Минск-Товарный в эшелоны, уходившие вглубь страны. Всего же из Минска были отправлены 50 составов (по другим данным – не более 30). Станция Минск-Товарный формировала и подавала их под погрузку на станциях Минск-747 км, Ратомка, Колодищи, Смолевичи, одновременно велась переработка военных эшелонов, направлявшихся к фронту. В 18.00 23 июня на магистрали ввели воинский график движения.
Самым трагичным для Минска стал день 24 июня. В 8 часов 40 минут началась массированная бомбардировка.
Весь центр города был уничтожен, к полудню вышли из строя водопровод и электроснабжение. Ввиду стратегического значения столичного узла станция Минск-Товарный ударам подверглась выборочно, они пришлись только на паровозное депо и погрузочные места.
В течение первых четырех дней эта станция принимала и отправляла поезда, в чем большая заслуга начальника дистанции пути Василия Ходасевича и начальника паровозного депо Федора Кузнецова. Работу на станции организовали ее начальник Иван Короткий, заместители начальника станции Иван Храмцов, Федор Маленченко и другие. На рабочих местах до последнего оставались старший помощник Василий Торин, дежурный по станции Петр Иванчик, маневровый диспетчер Степан Иванико, составители поездов Антон Калоша, Константин Антоник, Поликарп Поздняков, стрелочник Павел Кобринец. До 25 июня действовал приказ работать. Эвакуацию железнодорожников не объявляли. Заместитель начальника станции Афанасенко погиб на рабочем месте при бомбежке. 25 июня из Минска в Тамбов ушел последний состав с банковскими ценностями. Станция Минск-Пассажирский формировала поезда для отправки и жителей города. Так как при бомбардировке был выведен из строя соединительный путь на станцию Минск-747 км, не было возможности отправлять поезда на Борисов – весь поток пошел на Осиповичи. Вечером 24 июня отправились два эшелона с архивами ЦК КП(б)Б и ЦК ЛКСМБ. Последнее дежурство за пультом нес дежурный по станции Владимир Кохановский, покинувший его по личному приказу начальника дороги Виктора Гарныка. Дежурный по станции Минск-Северный Михаил Черных и стрелочник Дуничев пропустили от станции Беларусь на станцию Минск-Товарный следующий на Столбцы бронепоезд, после чего также покинули свои места.
Успели эвакуироваться работники наркоматов, трестов, коммунального хозяйства, научных и медицинских учреждений, редакций газет, радиокомитета, киностудии «Советская Беларусь», Минского отделения службы движения Западной дороги, 13 предприятий железнодорожного узла. Эвакуация оборудования минских предприятий не производилась. После 21 часа 24 июня около 200 тыс. минчан выдвинулись из города по Могилевскому и Минскому шоссе.
В период с 2.00 до 4.30 25 июня в направлении Могилева выехали на автомашинах руководители БССР и столицы. Этой же ночью Минск оставили руководство НКВД и НКГБ, милиции, военнослужащие, штаб Западного фронта.
25-26 июня в городе еще оставались конвойные войска НКВД. Перед 42-й бригадой начальник Минского гарнизона, командующий 100-й стрелковой дивизией Иван Руссиянов поставил задачу по поддержанию порядка в населенном пункте, где уже орудовали диверсанты. Не в силах овладеть ситуацией, штаб бригады и личный состав в 3.00 26 июня покинули посты и направились в сторону Могилева.
На подступах к Минску оборона легла на 44-й стрелковые корпус, 24-ю и 64-ю стрелковые дивизии. 25 июня одна из них на участке фронта Радошковичи – Заславль – Раков действовала против 3-й танковой группы Германа Гота, разгромила передовой отряд его 39-го механизированного корпуса. 26 июня к Острошицкому городку, куда прорвались немцы, был выброшен десант.
В 2 часа ночи 27 июня получен приказ народного комиссара обороны СССР: «Минск без боя не сдавать, хотя бы это и угрожало полным окружением. Ответственным за оборону назначается генерал-майор Василий Юшкевич».
Бомбежки города продолжались. Враг стремительно приближался к нему, имея перевес в живой силе и технике.
В Минск с северо-запада (район нынешней площади Бангалор) ворвалась 20-я танковая дивизия генерал-лейтенанта Хорста Штумпфа. Соединиться со 2-й танковой группой не удалось, так как вскоре пришлось отбивать атаки Красной армии с юга и востока.
Вероятнее всего, 20-я танковая дивизия вступила в Минск ближе к вечеру 28 июня. Одновременно в город вошла 12-я танковая дивизия Йозефа Харпе, на следующий день – 17-я танковая дивизия генерал-майора Карла Вебера.
…Оккупация белорусской столицы продолжалась до 3 июля 1944 года.

Леонид ЛЕГЧЕКОВ

Яндекс.Метрика