Декабрь
Пт
04
2020

Помогают надежда и вера

Гунефа Яковлевна Кирьянова (в девичестве Хайновская) – человек необычной судьбы. Ее не раз жизнь проверяла на прочность. Сегодня ветеран Белорусской железной дороги отмечает вековой юбилей.

…Со старых снимков на нас смотрит белокурая красавица с большими выразительными глазами. Взгляд не по возрасту серьезен. «Вот это она со своей мамой и младшими братьями, а здесь с отцом», – рассказывает дочь виновницы торжества Вера. Пока именинница приводит себя в порядок, мы рассматриваем фотографии из семейного альбома. Через несколько минут в комнату не спеша входит и сама Гунефа Яковлевна. Гостей встречает при параде, с улыбкой и, устроившись поудобнее в кресле, начинает рассказывать (порой со слезами на глазах) о своей нелегкой судьбе.
Родилась она в деревне Шарловка Козульского района Красноярского края. Необычное имя дала ей бабушка – чтобы подчеркнуть польские корни. В семье потомственного железнодорожника Якова Хайновского Гунефа оказалась первенцем. Всего же у родителей было девять детей. После смерти мамы забота о младших братьях и сестрах легла на хрупкие плечи старшей. Это случилось в 1940 году, когда девушка уже работала на станции Абакан.
А начинала она на станции Шира Ужурского отделения Красноярской дороги вместе с отцом, который трудился там дорожным мастером. Когда дочь окончила семилетку, он привел ее туда. Также рассказывал о работе путейцев. В 1936-м, после прохождения практики и успешной сдачи экзаменов, Гунефа стала дежурным по станции Туим. Через год вернулась на станцию Шира, а еще через три – переводом на станцию Абакан.
– Оттуда мы отправляли составы за углем на узловую станцию Ташеба, – рассказывает долгожительница. – Именно туда июньским днем 1941-го меня и направили подменять дежурного. Там ходил всего один пригородный поезд, на котором я и должна была уехать после смены. Но мой сменщик пришел на работу на несколько часов позже. От кондуктора я узнала, что началась война – тогда это известие сразило многих. До Абакана пришлось идти пешком десять километров. В квартире, которую снимали с подругами, уже собрались соседи, родственники, знакомые. Они были напуганы и расстроены – никто не знал, чего ожидать от войны и сколько она продлится. Все молодые парни, как один, заявили, что хотят на фронт. Утром мы провожали ребят в армию. До сих пор с болью вспоминаю слезы собравшихся в квартире.

Гунефа Яковлевна с мамой и младшими братьями

После мобилизации на станции осталось только два дежурных, которым приходилось работать в несколько смен, быть и начальниками, и заместителями, и составителями поездов, и сцепщиками вагонов. Составы, уходящие на фронт, были заполнены продовольствием. Железнодорожники, которые получали по карточкам 800 граммов хлеба, половину добровольно давали для фронта.
В 1943 году Гунефу перевели поездным диспетчером на станцию Ужур и включили в третью смену военно-эксплуатационных отделений для работы на освобожденных территориях. Так Гунефа Яковлевна попала на Белостокскую железную дорогу. Беларусь в 1944-м встретила страшными пейзажами.
– Через окно поезда я видела, что все станции от Новобелицы до Гомеля были разрушены, – вспоминает ветеран. – Разбитые дома, взорванные депо, покореженные рельсы, все в дыму… Под Гомелем впервые встретилась с войной лицом к лицу: еще продолжались вражеские бомбардировки. Прятались от них под вагонами. Выжить удалось благодаря нашим зенитчикам. В Гомеле нашу бригаду распределили по городам – меня направили в Лиду. В дорогу в качестве пайка дали бутылку постного масла и муку. Мы их смешивали и пекли лепешки во время стоянок – так и питались.
В Лиде Гунефа Яковлевна трудилась поездным диспетчером, отслеживала график отправления составов. Смена длилась 12 часов, потом сутки – на отдых. Но вагоны с горючим, техникой и продуктами шли на фронт непрерывно, поэтому удавалось поспать только несколько часов. С работой справлялись отлично и даже перевыполняли норму, за что однажды смену Кирьяновой поощрили премией. Тогда она купила себе туфли и чулки, ведь «даже в суровое время девушка хочет быть красивой!».
В Лиде моя собеседница встретила и победный май 1945-го.

Гунефа Кирьянова (слева) с подругами

– Когда ранним утром Левитан по радио объявил об окончании войны, стали громко кричать: «Ура, Победа!», обниматься и целоваться, – вспоминает Гунефа Яковлевна. – Затем побежали в отделение и по селектору сообщили остальным. Мы были счастливы, что живы и своим трудом внесли вклад в нашу Победу. Во время войны нам, молодым девчонкам, помогали старшие товарищи, которые утешали, учили и подбадривали. А еще в это ужасное время придавали силы надежда и вера.
В 1946 году Гунефу Кирьянову представили к медали «За боевые заслуги», чуть позже – «За трудовую доблесть». На родину, в Россию, она не вернулась – осталась жить в Беларуси. После Лиды работала поездным диспетчером в Гродно, в Барановичах. Ее трудовой стаж на магистрали – более 30 лет.
– Барановичи мне запомнились дружным коллективом, – отмечает ветеран. – Приехали туда вместе с мужем в 1955 году и прожили полвека. Павел тоже был железнодорожником. Мы познакомились в Лиде. Он составлял графики, по которым мы, поездные диспетчеры, работали. Супруга не стало в 2009-м. Мы прожили хорошую жизнь, воспитали двух дочерей. Когда стало тяжело справляться самим, переехали в Минск к старшей Вере. Она программист. А младшая Лена – экономист, живет в Москве. Но железнодорожная династия Хайновских не прервалась: дочь моего брата работает на магистрали. Моя же судьба была предопределена – ведь я выросла в семье железнодорожника. И честно признаюсь, другого пути не хотела бы.

Анастасия
МЕЛЕХОВА

Яндекс.Метрика