Самый солнечный район

Брагинский край имеет богатую и многовековую историю. На его землях обнаружены поселения неандертальцев и дреговичей, сохранились памятники истории. Много тайн хранят стоянки первобытных людей, укрепленные городища, седые курганы. В четырех километрах на юго-запад от Брагина обнаружена стоянка человека эпохи неолита. Подробнее об этом можно узнать из экспозиций местного исторического музея.

Особое внимание заслуживают находящиеся здесь коллекции из 200 уникальных рушников и десятка старинных икон. Жемчужиной фондов является метеорит «Брагин» весом 38 кг. Всего обнаружено 13 фрагментов метеоритного дождя. Первая находка была предположительно в 1807 году.
Впервые Брагин упоминается в Ипатьевской летописи в 1147 году как один из крупных городов Киевского княжества. Существует несколько версий о происхождении его названия. Одна из них повествует о двух братьях, основавших поселение. Когда один попал в трясину, второй, не имея возможности спасти его, в отчаянии крикнул «Бра-а-а, ги-нь!». Согласно другим данным, корень «браг» произошел от древнеславянского слова «бряг» – водный.
После вхождения Брагина в состав Великого княжества Литовского и до конца XVI века город являлся собственностью великих князей литовских, а после принадлежал крупным магнатам Вишневецким. В деревне Тельман Брагинского района находится «камень любви», где по легенде Лжедмитрий I признался в чувствах Марине Мнишек.
У Брагина часто менялись владельцы, а после второго раздела Речи Посполитой он стал центром волости Речицкого уезда. В 1924 году был образован Брагинский район Речицкого округа, а в 1927-м включен в состав Гомельского (до июля 1930 года). С 1938 года стал частью Полесской области, а с 1954-го – Гомельской. 23 сентября 1943 года деревня Комарин Брагинского района стала первым населенным пунктом Беларуси, освобожденным от немецких оккупантов.
В 2017 году за успехи в социально-экономическом развитии район был занесен на областную Доску почета. В том же году на его территории начали работу две гелиостанции общей площадью 60 футбольных полей. Кроме того, в нынешнем году Белгидромет назвал Брагин самым солнечным городом страны. В 2018-м здесь зафиксировано 35 ясных дней. Это лучший результат в Беларуси.
Одна из особенностей района связана с железной дорогой. На «комаринском выступе», который вклинивается в территорию Украины, находится станция Иолча Белорусской железной дороги. Ее обслуживают специалисты Юго-Западной магистрали. Через нее по линии Овруч – Чернигов доставляют работников из города Славутича на ЧАЭС.
Природное наследие края – Хойникско-Брагинская возвышенность, образованная последним ледником, а также осколки метеоритов и редкий вид черной даурской березы, растущей в основном на Дальнем Востоке, – интересно не меньше, чем история. А еще возле деревни Нижние Жары планируется строительство порта для перевозки грузов по Днепру к Черному морю. Это станет дополнительным этапом развития района – одного из наиболее пострадавших в результате аварии на Чернобыльской АЭС.
После 26 апреля 1986 года жизнь Брагинщины разделилась на «до» и «после». Были отселены десятки населенных пунктов, некоторые захоронены. Ликвидированы 10 хозяйств, 4 завода. Значительная часть территории района сегодня относится к Полесскому государственному радиационно-экологическому заповеднику. Но сухая статистика не может передать того страха неизвестности, непонимания происходящего, который пережили более 13 тыс. местных жителей, вынужденных навсегда покинуть дома, расстаться с друзьями, лишиться возможности вернуться на свою малую родину.
В 30-километровой зоне отчуждения сегодня находится и деревня Ясени, откуда родом заместитель начальника Могилевского отделения Ирина Авраменко. Только один раз в году, на Радуницу, Ирина Викторовна вместе с младшим братом могут приехать сюда.
О повышенном радиационном фоне знает, поэтому на уборку могил дедушки и бабушки – не более часа. Но признается, что ее пугает не столько невидимая угроза, сколько царящее вокруг запустение, от которого на душе тяжело и тоскливо.
– А ведь в деревне действовала школа, работали магазин, библиотека, фельдшерско-акушерский пункт, где заведующей была моя мама, – вспоминает собеседница. – По выходным в клубе было многолюдно. На танцы или посмотреть фильм приходила молодежь из соседних деревень. В одной из них, Сперижье, жил Василий Игнатенко. 26 апреля он был в числе шести пожарных, которые первыми приступили к ликвидации огня на четвертом энергоблоке. Герой посмертно награжден орденом Красного Знамени, его именем в Минске и Брагине названы улицы, в райцентре установлен памятник, в столице – мемориальная доска.
Ликвидировал последствия чернобыльской аварии и отец Ирины Авраменко. Его как заведующего лабораторией Брагинской больницы командировали в близлежащие к Припяти деревни для проведения анализов крови и получения различных проб.
Из Ясеней Ирина Викторовна уехала в 1976-м. После окончания школы поступила в гомельский отраслевой техникум. Но известие о расселении деревни, признается, пережила очень тяжело. Ее мама в середине 80-х уже работала медсестрой в соседнем Брагине и уехала из Ясеней в конце 86-го. Папа перебрался к сестре в Хойники и еще до 1989 года трудился в своей должности. Сейчас оба живут в Бегомле.
В то время Ирина Авраменко совмещала учебу в отраслевом вузе и работу в локомотивном депо Могилев с исполнением обязанностей заместителя главного бухгалтера. Затем была назначена и главным. Вскоре ей предложили должность заместителя начальника финансового отдела отделения, который позже возглавила. С 2005 года Ирина Викторовна – заместитель начальника Могилевского отделения. Она отмечена знаком «Почетный железнодорожник», является полным кавалером знака «За добрасумленную працу на Беларускай чыгунцы».
– Самые теплые воспоминания у меня связаны с Ясенями. Здесь я бегала в кино, влюблялась и была беззаботно счастлива. А какие вокруг были грибные места!
С семи лет ходила с родителями на тихую охоту. Однажды собрали больше ста боровиков. А еще возле нашего дома было поле, которое после дождей при первых заморозках превращалось в импровизированный каток. Я любила там кататься на коньках. Теперь о бурлившей когда-то жизни напоминают лишь редкие строения да затерянный среди разросшегося кустарника обелиск местным жителям, погибшим во время Великой Отечественной.

Инна Шапошникова

Исчезла с карты района и малая родина инженера станции Гомель Инны Шапошниковой (в девичестве – Шруб). Сейчас деревня Савичи находится на территории зоны с правом отселения. В ней проживают лишь 9 человек. А до аварии там было 358 дворов. Работали баня, столовая, детский сад, комбинат бытового обслуживания, аптека и больница. В местной школе учились дети из 10 соседних деревень! В клубе киномехаником работал отец Инны Ивановны, сам рисовал афиши.
– В деревне находился «Семеноводческий совхоз (сортсемовощ)». И мы всем классом выезжали на сбор овощей для их переработки на семена, – вспоминает собеседница. – В перерывах бегали в лес за маслятами. А еще вокруг Савичей было много зарослей орешника, росли вкуснейшая малина и ароматная земляника. А однажды нас, детей, даже покатали на «кукурузнике». Мы были такие счастливые, катались на санках, играли в хоккей. Савичи были большой деревней, но мы знали каждую ее улицу, каждый уголок. А апрельская ночь все изменила. Мы навсегда покинули родные места. Детей вывезли в Мядельский район в пионерский лагерь «Чайка». Затем – в «Артек». Это теперь я знаю, что нас просто отправляли в наиболее чистое от радиации место. Но тогда нам было по 12 лет, мы плакали и просились к родителям. Моя мама работала кассиром в местном совхозе и после отселения еще некоторое время развозила по соседним деревням зарплату. А ее сестра Нина Колосенцева добровольно пошла поваром в столовую АЭС. И такое соседство с реактором не прошло бесследно для ее здоровья.
После отселения семья Инны переехала в деревню Тихиничи Рогачевского района, а потом им выделили квартиру в доме для чернобыльцев в Узе Буда-Кошелевского района. Как только разрешили посещать зону на Радуницу, каждый год приезжали в Савичи – не только побывать на могилах родных, но и увидеться с односельчанами, пройтись по родным улицам.
В 1991 году Инна окончила минское отраслевое училище. Работала приемосдатчиком груза и багажа, затем билетным кассиром на станции Уза. Когда появилась вакансия на станции Хальч, перешла туда дежурным по станции.
– Часто созваниваемся и с одноклассниками из деревни Савичи, – рассказывает Инна Ивановна. – В 2013 году один из них, Виталий Филипченко, предложил встретиться в родной деревне, откликнулись многие. Когда подъезжали к месту, сердце сжалось от воспоминаний и тоски при виде полуразрушенных домов. Мы не сразу узнали в заросших улицах деревню. А ведь когда-то знали каждый ее уголок, каждое фруктовое дерево. От увиденного даже у мужчин на глазах наворачивались слезы.
Но время не застыло на месте. Несмотря на трудности, Брагинский район живет, развивается народно-хозяйственный комплекс, строится новое жилье, возводятся объекты социально-культурного
и бытового назначения.

Лидия СЕРГЕЕВА

Яндекс.Метрика