Октябрь
Пн
26
2020

26 апреля – Международный день памяти жертв радиационных аварий и катастроф

«Должен был быть именно там»

26 апреля 1986 года – день, который разделил на «до» и «после» жизни многих людей. Последствия катастрофы на Чернобыльской АЭС могли быть еще хуже, если бы не мужество и героизм ликвидаторов аварии. Они ценой собственного здоровья защищали других от радиации. Немало героев среди тех, кто трудится на Белорусской магистрали. Например, Владимир Устьян – начальник пожарного аварийно-спасательного поезда, базирующегося на станции Барановичи-Центральные.

Владимир Владимирович – человек ответственный, предельно собранный и внимательный. Эти качества спасателю-пожарному необходимы, а при возникновении чрезвычайной ситуации становятся еще и ценностью высшей пробы. Когда в апреле 1986-го взорвался реактор четвертого энергоблока Чернобыльской АЭС, мой собеседник служил в пожарной части родных Барановичей, куда устроился по совету друзей. Вместе они вызвались добровольцами для ликвидации последствий той страшной аварии.
– Командир части озвучил боевую задачу и спросил, есть ли желающие. Мы с ребятами (шесть человек – прим. автора) сделали шаг вперед – и спустя несколько дней оказались в городском поселке Комарин, расположенном около 30-километровой зоны отчуждения. Это был июнь, – вспоминает Владимир Устьян. – Командировка паники у нас не вызвала – на тот момент информация о случившемся была достаточно скупой. Командир сказал, что есть чрезвычайная ситуация и ее необходимо ликвидировать. Поэтому без каких-либо вопросов мы просто поехали выполнять свою работу. Руководителем группы назначили меня.
Вместе с коллегами Владимир Владимирович тушил торфяники в населенных пунктах Брагинского района, патрулировал деревни, находившиеся в зоне отчуждения, а также лесополосы, расположенные вблизи автодорог, чтобы предупредить их возможное возгорание.
– Леса и болота горели часто – погода стояла жаркая, до +300С и выше. Поэтому в «зоне» мы находились с утра и до позднего вечера, – рассказывает собеседник. – Квартировали в местной пожарной части. Утром, одетые в защитные костюмы и респираторы, отправлялись в дорогу колонной, в которой было несколько пожарных машин. При въезде на территорию был контрольно-пропускной пункт, оборудованный и оснащенный необходимыми дезинфицирующими средствами и дозиметрами. После работы мы сдавали защитные костюмы, которые, как и машины, обрабатывали специальным раствором. Также нам измеряли уровень радиации после каждого пребывания в зараженной местности.

Владимир Устьян (первый слева) с дежурной сменой пожарного
аварийно-спасательного поезда

В Комарине Владимир Владимирович вместе с коллегами находился 15 дней. Время летело быстро, пожары сменялись новыми возгораниями. Командированные в города и села ликвидаторы местных не беспокоили: те вели привычный образ жизни, ходили на работу, занимались домашними делами. Только спустя несколько месяцев, когда открыто заговорили про радиацию и ее опасность, некоторые стали уезжать. Жителей деревень, расположенных в зоне отчуждения, эвакуировали сразу после аварии.
– Мы бывали в этих населенных пунктах, проверяли их противопожарное состояние. Картина была мрачная: мертвая тишина и брошенные хозяевами добротные дома. По улицам бегали одичавшие домашние животные, в основном собаки, все зарастало травой, – вспоминает ликвидатор. – Увиденное казалось жутким и произвело очень сильное впечатление.
После возвращения домой Владимир Владимирович продолжил службу в пожарной части города Барановичи. Нелегкой профессии спасателя он посвятил 18 лет. В 2007-м перешел в стрелковопожарную команду. С 2013-го – начальник пожарного аварийно-спасательного поезда, базирующегося на станции Барановичи-Центральные. За выполнение ответственных заданий Владимир Устьян отмечен нагрудным знаком «Участнику ликвидации последствий аварии на ЧАЭС», благодарственными письмами, юбилейной медалью.
Июнь 1986 года Владимир Владимирович вспоминает каждый раз, когда видит товарищей-сослуживцев, с которыми ездил в командировку в Комарин. Встречи в профессиональные праздники – День спасателя, День пожарной службы – стали их доброй традицией.
– После Чернобыля пришлось ликвидировать еще множество чрезвычайных ситуаций, тушить пожары, спасать людей. Но это не подвиг, это моя работа, долг, – отмечает Владимир Устьян. – Конечно, страх порой одолевал, но быстро исчезал. Этому способствовали ежедневные тренировки. Будучи начальником пожарного аварийно-спасательного поезда, специальной подготовке также уделяю большое внимание. Занятия помогают довести до автоматизма профессиональные навыки. Тогда в любой ситуации точно знаешь, как поступать, а не тратишь ценные секунды на обдумывание своих действий, страх или панику. Впрочем, когда ты выбираешь профессию спасателя-пожарного, должен понимать, ради чего рискуешь… Если все вернуть, я снова поехал бы в Комарин, так как должен был быть именно там.

Анастасия МЕЛЕХОВА


С желанием помочь

Завтра исполняется 34 года со дня аварии на Чернобыльской атомной электростанции. В Белорусском государственном университете транспорта работают люди, которые добровольно принимали активное участие в ликвидации последствий этой техногенной катастрофы. Среди них и доцент кафедры «Архитектура и строительство» Владислав Прасол. Накануне печальной даты он поделился с читателями отраслевой газеты своими воспоминаниями.

– Хорошо помню, как в тот день, 26 апреля, с балкона квартиры увидел большую серую тучу, надвигающуюся на Гомель, – рассказывает он. – А потом начался ураганный ветер. Мои маленькие дочки играли во дворе. Я кричу им: «Бегом домой! Гроза начинается!». Возможно, это было просто совпадение. Но и теперь, спустя много лет, чернобыльская авария ассоциируется у меня с тучей и грозой, как символом беды.
А затем был праздник 1 мая. Мы с детьми принимали участие в торжественной демонстрации. И только через несколько дней узнали, что на Чернобыльской атомной электростанции произошел взрыв. Помимо радиоактивных веществ в окружающую среду попало 250 тыс. тонн токсичного для живых организмов тяжелого металла свинца.
Начали формироваться отряды добровольцев, которые отправлялись на дезактивацию территорий. В их числе были преподаватели, сотрудники и студенты транспортного вуза – всего около 20 человек. Возглавил отряд начальник военной кафедры полковник Владимир Байдак. Автобусом нас доставили в деревню Соболи Брагинского района. Местные жители говорили, что в ясную погоду оттуда была видна атомная станция. Нас разместили в здании сельской школы. Жутко было видеть пустые классы – детей к тому времени уже эвакуировали.

Вовсю цвели сады, все благоухало, но никто не радовался этой красоте. Некоторые сельчане по привычке возделывали огороды. Они еще не понимали, что невидимый враг – радиация – очень коварный и опасный. Мы наблюдали, как солдаты войск химзащиты ездили на бронетранспортерах и проводили повсеместную дезактивацию общественных зданий. Информации еще было мало, и незнание усиливало страх. Мы старались добросовестно выполнять свою работу. Занимались срезкой верхнего слоя загрязненного грунта, разбирали ветхие заборы, крыши сараев и прочие старые строения, в пористых материалах которых накапливалось много радиации, и захоранивали все это в специальных могильниках. Старались соблюдать рекомендованные меры безопасности. Запомнилось, что самый высокий уровень загрязнения мы обнаружили на шерстяных брюках старожила деревни.
Дней через десять вернулись домой и приступили к своей привычной педагогической деятельности. Тогда мало кто представлял масштабы катастрофы.
…Накануне 26 апреля многие вспоминают, как в 1986-м году тысячи жителей из разных республик Советского Союза выразили желание защищать пострадавшую землю и людей. И я горжусь, что в их числе были преподаватели и сотрудники нашего вуза.

Яндекс.Метрика