Край озерный, край родной

Когда речь заходит о Браславском районе, большинство в первую очередь вспоминает о его курортном потенциале – об озерах, а также о музыкальных фестивалях. Благодаря одному из них – Viva Braslav – край прослыл «белорусской Ибицей».

А недавно Браславщина привлекла внимание отечественных СМИ новостью о необычной находке: местному жителю удалось снять на видео орешниковую соню – редкого зверька, занесенного в Красную книгу Беларуси и охраняемого в Европе Бернской конвенцией. Длина тела этого мелкого грызуна не более 10 сантиметров, и похож он на миниатюрную белку. До сих пор ученые только предполагали, что в северо-западном регионе страны можно встретить таких сонь. Теперь они получили доказательства своей теории.
Многие из тех, кто побывал на Браславщине, убеждены: лучший отдых – именно на местных озерах. На территории края, расположенного на границе с Латвией и Литвой, их более трех сотен. В 1995 году для защиты этих уникальных природных комплексов был создан национальный парк «Браславские озера» – общей площадью более 71 тыс. га. В его границах – множество интересных памятников природы, в числе которых ледниковые формы рельефа, группы редких деревьев. Ядром парка стала группа озер, крупнейшие среди них – Дривяты, Снуды, Струсто.
А самые глубокие – Волос Южный (более 40 метров) и Волос Северный (почти 30). Большинство озер отличается сложной конфигурацией и сильно изрезанной береговой линией. Привлекает Браславщина и островами – их в регионе свыше 100. Остров Чайчин на озере Струсто – второй по площади в нашей стране: 1,6 кв. километра. Он уникален тем, что здесь находится единственное в республике внутреннее озерцо и растет карельская береза. Сейчас Чайчин необитаем, но раньше здесь жили знатные рыболовы. Своя история была и у островов на озерах Иказнь и Дрисвяты, где в средневековье имелись замковые укрепления. А на острове Неспиш даже существовал монастырь.
С ХI века Браславщина входила в состав Полоцкого княжества. В начале ХIV века регион отошел к ВКЛ. В составе Витебской области он с 1960 года.
Впервые райцентр упоминается в 1065-м в «Хронике Быховца» как Браславль и известном труде польского историка Матея Стрыйковского – «Хронике польской, литовской, жмойтской и всея Руси» как Braslaw. Происхождение этого названия в основном связывают с именем полоцкого князя Брячислава Изяславича. Но историки не исключают и версию, что в основе может лежать латышское слово «brasla» – «брод». Суть в том, что Браслав возник на месте балтского поселения на Замковой горе, расположенной между озерами. Магдебургское право город получил в 1500 году.
Кстати, сегодня древнее городище в центре Браслава – Замковая гора – считается лучшей обзорной точкой города. Возвышается она на 14 метров над уровнем озер, сохранились остатки валов.
В память его основания – мемориальная доска. Здесь же находится и могила известного в прошлом веке городского врача Станислава Нарбута. Благодарные жители Браслава установили на ней памятник-маяк с фонарем на вершине. Станислав Нарбут хоть и не был уроженцем этих мест, но многое сделал для браславчан. До сих пор сохранилась больница из красного кирпича, возведенная в 1906 году по его инициативе. По своему прямому назначению она использовалась до начала 1990-х – пока не появился современный больничный комплекс. В 2000-е ее переоборудовали в Свято-Пантелеимоновский женский монастырь.
В Браславском районе множество уникальных историко-культурных достопримечательностей, что также делает его привлекательным для путешественников. В этом списке – городище Масковичи, курганные группы в деревнях Укля и Опса, жилая застройка центра города 1924 – 1926 гг. В Браславе на месте деревянного храма в 1897 году была возведена Свято-Успенская церковь – памятник зодчества в ретроспективно-русском стиле. В это же время был перестроен и расширен католический храм – костел Рождества Пресвятой Девы Марии. Этот объект, выполненный в неороманском стиле, занесен в Государственный список историко-культурных ценностей нашей страны.
Привлекает Браславский край и любителей старинных домов и усадеб. Есть здесь и памятники садово-паркового искусства. Особого внимания заслуживает парк Бельмонт, заложенный в XVIII веке на высокой холмистой террасе. Сейчас здесь проходит экологическая тропа протяженностью более двух километров и включает в себя более десятка остановок, оборудованных информационными стендами. Из них можно узнать много интересного и об истории парка, и о разнообразии его растительного мира.
Сохранилось в райцентре и здание бывшей железнодорожной станции. Когда-то узкоколейка Друя – Браслав – Дукштас играла важную роль в регионе, связывала его с крупными городами. О ней говорили так: «Узкая дорога в большой свет». Протяженностью 60 км из Друи через Браслав, Опсу, Пеликаны ее возвели за два летних месяца 1916 года. В начале 1920-х она была соединена с линией Дукштас – Чепуканы, и магистраль Друя – Браслав – Дукштас стала 94-километровой. В 1920 – 1930-е дорога не только обеспечивала стабильное пассажирское сообщение Браславщины с другими регионами, но и грузовые перевозки. Во время Великой Отечественной узкоколейку решили использовать в своих целях оккупанты, но в силу того, что охранять ее было нелегко, от эксплуатации они отказались. После окончания войны грузовое и пассажирское движение возобновилось, но прежней мощи не было, поэтому в 1960-х пути демонтировали.
– Сегодня Друя – единственная в Браславском районе железнодорожная станция, – замечает ее начальник Юрий Грикьян.
Юрий Робертович – уроженец одноименного агрогородка. Получив отраслевое образование в Даугавпилсе, в 1993 году в Друе он начал трудовой путь дежурным, а через шесть лет стал ее руководителем. До этого коллектив станции на протяжении нескольких десятков лет возглавлял отец Юрия – Роберт Иосифович.
– Мне нравится жить в нашем небольшом агрогородке. Надолго я отсюда уезжал только на время учебы и службы в армии. К этому месту прикипел душой, – рассказывает Юрий Грикьян. – Наш поселок имеет древнюю историю. Друя возникла на левом берегу Западной Двины при впадении в нее реки Друйки. Название и пошло от этой речки, где мы в детстве любили проводить много времени.
В ХVII веке Друя получила Магдебургское право и официальный герб, была ремесленным и торговым центром. Сегодня на центральной площади находится один из Борисовых камней, который достали со дна Западной Двины.

Начальник станции Борковичи Леонид Бондарев

Юрий Робертович признается, что место, которое особенно дорого его сердцу, – родительский дом. К слову, он располагается совсем недалеко от станции.
– Помню, как в детстве я впервые увидел тепловоз, который пришел на станцию вместо устаревшего паровоза. Было много эмоций, – с улыбкой замечает собеседник.
Земляк, начальник станции Борковичи Витебского отделения Леонид Бондарев, с которым они вместе росли, тоже согласен, что это был памятный момент, причем не только для детворы, но и для взрослых жителей поселка. Они специально приходили на станцию, чтобы посмотреть на современную технику.
– Но более запоминающейся для меня стала первая поездка, еще до перехода на тепловозную тягу. Ехали к родственникам в Полоцк. На фоне паровоза сделали снимок, который до сих пор хранится в семейном альбоме, – делится Леонид Алексеевич.
Как и Юрий Грикьян, Леонид Бондарев окончил Даугавпилсский техникум железнодорожного транспорта. Путь на магистрали начал в 1992 году дежурным по станции Ксты. Через пять лет возглавил коллектив станции Борковичи, где с супругой и трудятся до сих пор. За годы работы Леонид Алексеевич был отмечен Благодарностью начальника дороги, Почетной грамотой Белорусской железной дороги, а также нагрудным знаком «Выдатнік Беларускай чыгункі».
Раньше Леонид Алексеевич в родной Друе бывал практически каждые выходные. Теперь, когда родителей не стало, он приезжает сюда несколько раз в год. Обязательно в праздник Святой Троицы с женой и детьми навещает могилы отца и матери. С удовольствием останавливается в отчем доме, где все осталось так, как раньше. Малая родина неразрывно связана с воспоминаниями о детстве и юности.
С ностальгией собеседник рассказывает, как летом рыбачили и купались в местной речке, а еще самостоятельно обустраивали волейбольные и футбольные площадки, где проводили много свободного времени. Зимой катались на лыжах, санках, коньках.
– А еще мы, пионеры, помогали ветеранам по хозяйству, а они рассказывали нам о войне. Браславщина, как и вся Беларусь, сильно пострадала во время Великой Отечественной. За годы оккупации фашисты уничтожили около сотни деревень, четыре из которых разделили трагическую судьбу Хатыни. Коснулась она и моей семьи. Фронтовиком был дедушка. Участвовал в штурме Берлина вместе с родным братом, который в бою был ранен и умер у дедушки на руках. Об этом тот всегда вспоминал со слезами, – продолжает Леонид Бондарев.
Уже несколько десятков лет железнодорожник живет в агрогородке Борковичи, что на Верхнедвинщине, здесь тоже есть красивые места. Но все равно каждое лето он отдыхает именно на Браславских озерах с палатками. Ездит туда с супругой, сыновьями и их семьями. «Свежий воздух, живописнейшая природа… Одно удовольствие порыбачить в тишине, приготовить уху на костре. Особенно отрадно, что вся эта красота – на моей малой родине», – говорит он.

Екатерина ОСОВСКАЯ

Яндекс.Метрика