Октябрь
Вс
25
2020

Край хрустальных рос

«Дом в сто окон», озеро с самой длинной береговой линией в Беларуси и много другого интересного таит Россонщина, богатая древними легендами. В числе людей, чьи имена вошли в историю, – талантливый государственный деятель, Герой Советского Союза Петр Машеров, известный писатель Ян Борщевский и другие.

«Край чистых, хрустальных рос» – так любят называть эту местность, раскинувшуюся на северо-западе Витебской области на границе с Россией. Что вполне закономерно, ведь одна из версий гласит, что название «Россоны» произошло от слова «роса». Ее капли рассыпались по району, образовав почти две сотни озер. Самое крупное из них – Нещердо, береговая линия которого свыше 50 км. Благодаря ее извилистости, многочисленным заливам, а также окружающей холмистой местности, покрытой густым лесом, водоем выглядит очень живописно.
Красотой этого озера вдохновлялся писатель Ян Борщевский, который родился неподалеку, в деревне Мураги. Наверняка именно легенды и предания родного края воодушевили его написать книгу «Шляхціц Завальня, або Беларусь у фантастычных апавяданнях». На берегу озера Нещердо знаменитому земляку установлен памятник.
Район был создан в июле 1924-го, а первое упоминание о местечке Россоны, которое входило в состав Полоцкого воеводства Великого княжества Литовского, относится к 1552 году. В разные времена Россонщина становилась ареной многих исторически важных событий. Так, в годы Ливонской войны (середина XVI века) у слияния рек Нища и Дрисса по приказу Ивана Грозного была сооружена крепость Сокол. Она считалась одной из наиболее укрепленных на московской границе. Как гласит история, просуществовало оборонительное сооружение совсем недолго, чуть более 10 лет, но его руины сохранились до сих пор. Военный гарнизон разрушили войска короля Речи Посполитой Стефана Батория. Согласно легенде, они увезли с собой 16 пудов серебра, но крепостную казну так и не нашли. Возможно, клад до сих пор лежит в россонской земле.
В историю вошла и деревня Клястицы (ныне агрогородок). В ее окрестностях во время Отечественной войны 1812 года авангард русского корпуса генерала-фельдмаршала Петра Витгенштейна под предводительством генерала-майора Якова Кульнева нанес поражение французскому корпусу маршала Удино. Это позволило остановить продвижение французов на Санкт-Петербург.
Для железнодорожницы Елены Рубис Клястицы – не просто населенный пункт, связанный с историческими событиями, это ее малая родина. Сегодня Елена Викторовна возглавляет коллектив станции Ропнянская, расположенной в Полоцком районе. Более 10 лет уже живет в Новополоцке, но Россонщину всегда вспоминает с теплотой. Сюда она возвращается с большим удовольствием, старается как можно чаще навещать родных.
– У каждого человека есть малая родина, и запоминается она, как правило, совсем незначительными вещами, разговорами и даже привычными ароматами – к примеру, свежеиспеченных бабушкиных булочек. По прошествии времени все, что тебе так дорого, хочется вернуть, повторить, услышать вновь, – рассказывает собеседница. – Из Клястиц в городской поселок Россоны – центр района – наша семья переехала, когда мне не исполнилось и года. Когда бываю на родине, обязательно захожу в дом дедушки и бабушки. Сегодня бабушка живет вместе с моими родителями, а дедушка, к сожалению, ушел из жизни. Но обстановка в их доме осталась такой же, какой запомнилась в детстве. И вот кажется, что сейчас в комнату войдет дедушка и как обычно бодро спросит: «Как железная дорога? Поезда идут?». Этот вопрос он мне задавал всегда, когда после окончания железнодорожного техникума в Великих Луках я устроилась на Белорусскую магистраль и приезжала в гости. Дедушка много рассказывал о своей маме, которая еще до войны трудилась в Витебской дистанции пути. Также он показал, где проходил разрушенный на Россонщине во время Великой Отечественной участок магистрали, который раньше связывал Полоцк и Псков. Вообще дедушка многому меня научил, в том числе чувству ответственности. Мы часто ходили с ним в лес, он, заядлый охотник и грибник, знал местность, как свои пять пальцев, с ним всегда было интересно. Моменты детства вспоминаю с ностальгией. В родительском доме до сих пор висят любимые дедушкины часы с маятником, с которыми обращались очень бережно. Как и прежде, они отмеряют время, каждые полчаса подают «голос». Это наша семейная реликвия, напоминающая о близком человеке…

Начальник станции Ропнянская Елена Рубис

Не без грусти говорит о малой родине председатель совета ветеранов Витебского отделения Николай Есюченко. В его родной деревне Обухово, что недалеко от Клястиц и в нескольких десятках километров от райцентра, на месте, где когда-то стоял
родительский дом, теперь растет дуб. Раньше деревня была достаточно оживленная, много молодежи, но со временем все разъехались. В 1961-м молодой человек поступил в оршанский отраслевой техникум. После его окончания служил в армии, далее судьба привела Николая Есюченко в Полоцк, где он начинал помощником составителя поездов. Затем был дежурным по станции, старшим помощником начальника станции. После окончания БИИЖТа работал уже заместителем начальника станции по оперативной работе. В 1980 году получил должность начальника станции Витебск. Был заместителем начальника отдела движения отделения дороги, избирался заместителем председателя Железнодорожного районного Совета депутатов города Витебска, депутатом областного Совета. Затем возглавлял Витебскую дирекцию по обслуживанию пассажиров, преобразованную позже в пассажирский участок (теперь – вагонный участок).
– Где бы ты ни находился, малая родина всегда в сердце, воспоминания о ней бережно храним, – признается Николай Дмитриевич. Сейчас он с улыбкой рассказывает об одном памятном случае из детства: – Нам с братом надо было отнести обед маме на поле, где она теребила лен. Еду взяли, до поля дошли, но в высоком и густом льне заблудились, растерялись, заплакали. Нас услышали женщины, находящиеся неподалеку, и пришли на помощь…
Взаимовыручка – отличительная черта жителей Россонщины. Пример самоотверженности и любви к ближнему – медсестра Зинаида Туснолобова-Марченко. Во время Великой Отечественной войны она вынесла с поля боя более 120 раненых. В сражении за станцию Горшечное Курской области была тяжело ранена, сутки пролежала среди убитых. Она выжила, но из-за сильного обморожения лишилась рук и ног. После обращения Зинаиды к рабочим, публикации открытого письма воинам 1-го Прибалтийского фронта лозунг «За Зину Туснолобову!» появился на бортах многих советских танков, самолетов и орудий. Ей было присвоено звание Героя Советского Союза. Отважная девушка стала третьей советской медсестрой, удостоенной медали имени Флоренс Найтингейл Международного комитета Красного Креста. После войны Зинаида Михайловна жила в Полоцке, вместе с мужем воспитала двоих детей.
– Она родилась на соседнем с нашей деревней хуторе, училась в одной школе с моей мамой, – рассказывает Николай Есюченко. – О том, как сложилась судьба Зины, о ее подвиге во время войны мама узнала только в 1950-х из материала в журнале. Тогда она решила встретиться со своей землячкой и поехала в Полоцк, взяв меня с собой. Я был маленьким, но хорошо запомнил, как тетя Зина ловко справлялась с бытовыми мелочами.
Россонщина прослыла краем партизанской славы. С первых дней Великой Отечественной здесь развернулась широкая подпольная, а вскоре и партизанская борьба с немецко-фашистскими захватчиками. Одним из организаторов и руководителей подполья и партизанского движения был Герой Советского Союза, первый секретарь ЦК Компартии БССР Петр Машеров, который в 1939 – 1941 годах работал в Россонской средней школе учителем математики и физики. Один из залов, посвященный этому видному государственному деятелю, находится в Музее боевого содружества в Россонах. В 1942 – 1943 годах в этих местах действовала бригада имени Рокоссовского, комиссаром которой был Петр Машеров. Сегодня восстановленный партизанский лагерь включает землянки, столовую, коновязь, оружейную мастерскую, баню и штаб.
Много в районе и других интересных достопримечательностей. К примеру, жемчужина края – родовая усадьба Глазко, построенная в XIX веке в псевдоготическом стиле. Среди местных это строение прослыло «домом в сто окон», но почему их было сделано столько, так доподлинно и неизвестно. По преданию, владелец усадьбы, небогатый дворянин Станислав Глазко, влюбился в красавицу-польку из очень состоятельной семьи. Своенравная девушка поставила условие, что выйдет замуж за поклонника, если у него будет такое же роскошное поместье, как у ее отца. И Станиславу повезло, он выиграл большие деньги в казино и увез любимую на родину. Многочисленные залы, коридоры и потайные лестницы – владение Глазко отличала сложная планировка, но, к сожалению, прежнее внутреннее убранство в стиле ампир до наших дней не сохранилось.
Еще один архитектурный объект, который заслуживает внимания, – Свято-Вознесенский храм в Россонах. Каменное здание возвели в 1879 году. Бутовый камень в сочетании с красным кирпичом, многокупольная композиция и декоративные элементы, характерные для псевдорусского стиля, делают храм особенно нарядным. Во время фашистской оккупации это строение было частично разрушено. До начала 1990-х оно было заброшенным, но после реставрации в храме возобновились богослужения.
…С Россонщиной связаны имена многих известных личностей. В деревне Тродовичи находилось небольшое имение первопечатника и просветителя Франциска Скорины и его брата Ивана, которое перешло к ним от отца. На Россонщине бывали Янка Купала, здесь работал Янка Скрыган. В деревне Калютино родился драматург Николай Матуковский, а в деревне Шулятино – поэт Геннадий Буравкин, многие стихи которого были положены на музыку. Россонщина – это действительно край удивительной красоты. Наверняка образы любимой малой родины не раз вдохновляли людей искусства на создание самых лучших произведений, которые до сих пор трогают душу.

Екатерина ОСОВСКАЯ

Яндекс.Метрика