Октябрь
Ср
28
2020

Как рождалась «Магистраль»

Фильм, о котором мы сегодня расскажем в нашей постоянной рубрике, многие считают лучшим советским кинопроизведением о железной дороге. Картина так и называется – «Магистраль». Она целиком посвящена людям, работающим в этой отрасли, где должен главенствовать профессионализм. Основная ценность ленты заключается в том, что повествование ведется как бы изнутри мира железнодорожников с его сложной и многослойной спецификой. При этом авторам удалось сделать динамичное и по-настоящему зрительское кино.

Афиша к фильму

Картина вышла в прокат в 1983 году и без преувеличения стала одним из хитов на экранах Советского Союза. После широкого марафона по кинотеатрам большой страны фильм еще по несколько раз в год демонстрировали на Центральном телевидении. Критики, в свою очередь, оценили в этой остросюжетной драме мастерски выстроенный художественный ряд: фабулу взаимодополняющих событий с возрастающим напряжением, выходящим за рамки производственной тематики. Успех был обусловлен сразу несколькими факторами. Первый из них – убедительная литературная основа. Это повесть Валерия Барабашова «Жаркие перегоны», незадолго до экранизации впервые опубликованная в журнале «Молодая гвардия». Автор – талантливый журналист и писатель, бывший собственный корреспондент известной отраслевой газеты «Гудок». Вторая причина – в мастерстве постановщика, легендарного Виктора Трегубовича, на тот момент уже широко известного в стране и за рубежом по таким картинам, как «Трижды о любви», «На войне как на войне», «Строговы», «Уходя – уходи», «Даурия», «Старые стены», «Доверие» и другим. Позже, еще до ухода из жизни в 1992 году, он снимет еще несколько знаковых кинолент, среди которых и культовая «Прохиндиада».
Большой удачей для постановщика при создании «Магистрали» стало участие в съемках великолепного оператора Эдуарда Розовского – одного из новаторов этой профессии в Советском Союзе. Камера в его руках запечатлела для нас всем известные шедевры: «Человек-амфибия», «Начальник Чукотки», «Белое солнце пустыни»… Он первый в большой стране осуществил уникальные подводные съемки, использовав собственную технологию. Сам нырял в акваланге с камерой в руках. И речь не только о создании «Человека-амфибии» – Розовский долгое время работал на студии «Центрнаучфильм», где и придумал новые приемы съемки, которые гениально использовал уже в художественном кино. И «Магистраль» не стала исключением.
И, наконец, важнейший фактор в работе над фильмом – очень плотное сотрудничество с железнодорожниками. В данном случае это было даже не просто плодотворное взаимодействие, а что-то большее: профессионалы стали неотъемлемой частью съемочной группы, ее движущей силой. Благодаря им, кстати, придумали самые невероятные приспособления для съемок в движении, они «вживую» реализовывали сложнейшую сцену железнодорожной катастрофы, предварительно проведя расчеты… Об этом сохранились подробные воспоминания одного из консультантов фильма – Анатолия Янжулы. Ему посчастливилось несколько месяцев находиться в составе творческой группы. Что интересно, после работы в картине Анатолий Андреевич, можно сказать, стал профессионалом и в кино. Любой фильм он мог покадрово разобрать и с ювелирной точностью определить, как и каким способом производились съемки (школа Эдуарда Розовского!). Более того, железнодорожник, не оставляя своей основной профессии, увлекся литературным творчеством: стал писать рассказы, активно печататься, анализировать некоторые киноленты. На сегодняшний момент он – член Союза писателей России и при этом преподает в одном из отраслевых учебных заведений Красноярска. Анатолий Янжула считает, что тогда, в 1982 году, судьба преподнесла ему настоящий подарок.

Режиссер Виктор Трегубович

Вот некоторые отрывки из его воспоминаний, которые, как кажется, будут интересны нашим читателям: «…Мне было 35 лет. Я работал главным технологом Красноярского локомотивного депо. Как-то вызывает начальник, захожу к нему в кабинет – сидят несколько незнакомцев… «Вот люди будут снимать кино. Твоя задача – находиться все время с ними, обеспечить техническую сторону всех съемок, – обратился ко мне руководитель. – Там будет крушение поезда, съемки на электровозе на ходу и прочее». А гостям пояснил: «Этот человек знает о железной дороге все, у него в подчинении экспериментальная бригада, где самые рукастые мужики собрались. Они смогут вам любую оснастку сделать…». И с этого момента я все время работал с творческой группой».
По сюжету, опытный диспетчер восстанавливает движение поездов, скопившихся на участке из-за аварии. Его постоянно дергает начальство, часто давая взаимоисключающие команды, звонит жена, требуя, чтобы он пошел к начальнику отделения просить квартиру. В этой ситуации мужчина на миг отвлекается и допускает трагическую ошибку…
В результате один из грузовых поездов, состоящий из 72 порожних цистерн, был поставлен под обгон пассажирского поезда № 3 на путь, длина которого рассчитана на прием лишь 64-х вагонов. Диспетчер в аврале кричит, чтобы состав экстренно протянули вперед, а входной закрыть! При внезапном переключении входного светофора с зеленого на красный, машинист «тройки» вынужден применить экстренное торможение, из-за чего в поезде упало множество пассажиров. Состав порожних цистерн резко трогается вперед, но на стрелке остается цистерна с неисправной автосцепкой, оторвавшейся при рывке. В результате цистерна осталась стоять на стрелочном переводе, и в нее вот-вот врежется локомотив опаздывающей «тройки»…
Это всего лишь сжатый пересказ основы сюжета и предкульминационной ситуации. В фильме на самом деле много действующих линий. И здесь важнее даже не что происходит, а как. И, конечно, самый главный вопрос – почему? Те, кто уже смотрел фильм, знают на него ответ. Он в картине подается довольно убедительно, несмотря на ряд художественно вымышленных ситуаций, которые в принципе невозможны на современной магистрали. Об этом Виктор Трегубович сказал просто: «Я снимаю не учебный фильм, а художественный, и как постановщик имею право на домысел. Допустим, скажет какой-нибудь железнодорожник, что за ерунду Трегубович снял!.. Но это будет один человек на тысячу, а остальные 999 примут все, как было в фильме. Специалистов – один процент от зрителей. Главное в кино – ситуация и люди!».
И действительно, искусство без вымысла невозможно… А картина, несмотря на всю остросюжетность, получилась о живых людях, железнодорожниках, пусть и профессионалах, но со своими слабостями и человеческими страстями. В этом его нестареющая актуальность для дороги и не только. Тем более, что запоминающиеся образы создали на экране такие маститые актеры, как Кирилл Лавров, Владимир Меньшов, Людмила Гурченко, Сергей Проханов, Всеволод Кузнецов, Павел Семенихин, Иван Агафонов, Игорь Дмитриев и другие. Одну из ключевых ролей (диспетчера) замечательно сыграл давно уже ставший «нашим белорусским актером» Владимир Гостюхин.

Кадр из фильма

Правда, не обошлось на съемках и без тревожных ситуаций. Настоящая трагедия чуть не произошла, когда снимали сцену крушения. Это было на станции Красноярск-Северный, построенной для пропуска поездов в обход города. В то время ее еще не запустили в эксплуатацию, и она пустовала. Готовили аварию долго. Потребовался второй локомотив, тот, что не жалко было разбить. Нашли такой в Хакасии. В распоряжении оказалась всего одна секция от грузового локомотива: внутри когда-то был пожар, все выгорело, но снаружи машина выглядела сносно. В депо ее подкрасили, задекорировали. Вот эту секцию и надо было разбить. Но первый дубль, как и первый блин, получился комом.
Вот что по этому поводу вспоминает Анатолий Янжула: «Цистерну установили на пути станции, а электровоз удалили на расстояние, чтобы, разогнав его, можно было устроить удар. Рассчитали график скорости толкающего маневрового тепловоза так, чтобы разогнать электровоз, отцепить, и он сам покатился и врезался в цистерну. Рисковать актерами было нельзя, в кабину усадили манекены, загримированные под конкретных исполнителей. Все шло по плану, но от удара цистерна отлетела в сторону, а локомотив пошел дальше на станцию – совершенно неуправляемый. Станция была пустая, но перед нами проехал тепловоз и остановился на боковом пути. То есть все стрелки были на него. И мы во главе с заместителем начальника дороги рванули за пустым локомотивом… Машинист тепловоза с помощником ничего не подозревали. Локомотив дошел до них со скоростью примерно 20 км/ч. Сцепление было жестковатым, с сидений они упали. А тут и мы подоспели. Они в рев, что людей покалечили, показывая на манекены в кабине электровоза. А у тех ниточки, за которые были привязаны их пенопластовые головы, оторвались и они вниз «лицами» упали на пульты. И смех, и горе!..»
Зато второй раз, как вспоминает железнодорожник, предусмотрели все до мельчайших деталей и, кроме того, сделав дополнительные расчеты, увеличили скорость локомотива, отчего удар получился очень эффектным – цистерна на секунду даже повисла в воздухе… Словом, крушение, как и сама картина, удались на славу. Не зря она заняла достойное место среди лучших советских фильмов-катастроф.

Александр БОГДАН

Яндекс.Метрика