Май
Вт
17
2022

«Мой дедушка – герой»

На страницах нашего издания мы часто рассказываем о людях, в судьбах которых свой след оставила Великая Отечественная, о тех, кто героически сражался за Родину, приближал Великую Победу на фронтах и в тылу. Дорогами войны прошли и наши родные – деды и прадеды работников газеты «Железнодорожник Белоруссии». Так, наш корреспондент Лидия Сташкевич очень гордится своим дедушкой Павлом Григорьевичем Довгучицем.

«О дедушке я знаю из рассказов мамы. А по имеющимся черно-белым фотографиям, бережно хранящимся в нашем домашнем архиве, можно проследить основные этапы его военной службы. На одних – дедушка выпускник военной школы в 1937 году, на других – уже в звании капитана вместе с сослуживцами в годы войны.
Служил в рядах Северо-Кавказского, 1-го и 3-го Белорусских фронтов. Дважды был ранен. Победу встретил в госпитале на Арбате в Москве. Этот торжественный и радостный момент тоже запечатлели на фотопленку. На нижней фотографии – весь состав палаты № 7. Слева направо – Федор Чуловский, Сергей Кочетков, Иван Баринов, Александр Пяпуряков, Лев Овсянников и Павел Довгучиц. Долечивался дедушка в госпитале под Москвой в Зеленом городке.
О том времени у него осталась только одна коллективная фотография, сделанная в июле 1945-го. Среди молодых, задорно смеющихся ребят, одна девушка – пропагандист Нина Ивановна. Некоторые надписи на обороте фотографий от времени размылись, кадры не совсем четкие, но я надеюсь, что дети, внуки и правнуки узнают в этих молодых мужчинах своих отцов и дедов.
Дедушка родом из деревни Костеши Любанского района Минской области. После окончания средней школы поступил в БГУ на исторический факультет. Материальное положение студентов было очень сложное: жили на квартире, голодали. Чтобы выжить, Павел вместе с однокурсниками разгружал вагоны, рад был любому заработку. Как-то раз в университет приехал офицер из Пензенской артиллерийской школы. Он рассказал об армейской службе, о хорошем пайке и полном обеспечении. Парни подумали и сменили студенческую парту на военную казарму.
В 1937 году деда направили служить в Сибирь, затем он поколесил по стране, был на Кавказе и в Средней Азии. Первое ранение получил на советско-финской войне в 1939 году. Вспоминая о ней, рассказывал, что большинство солдат погибали не от пуль, а от… суровой зимы: «Финны были в теплых валенках, тулупах, а советские ребята в шинельках и сапогах замерзали насмерть».

Великую Отечественную дед встретил в Закавказье. В этих местах он еще раз побывал спустя 20 лет, когда отдыхал в одном из пансионатов города Нальчика. Он часто уходил гулять в горы, чем вызвал подозрение у главврача. Когда же узнали о боевом прошлом постояльца, медперсонал организовал встречу с отдыхающими.
Дед рассказывал, как воевал в этих местах, вспоминал однополчан. Там он получил ранение. После госпиталя его снова направили на фронт уже командиром гаубичной батареи. За выполнение поставленной задачи – не пропустил войска противника к шоссе Новороссийск – Батуми – был награжден орденом Красной Звезды, позже, при освобождении Новороссийска в сентябре 1943 года, – медалями «За отвагу» и «За боевые заслуги».
Бои под Кенигсбергом остались в памяти деда как самые тяжелые и кровопролитные. В то время он командовал дивизионом 930-го артиллерийского полка 371-й стрелковой дивизии.
При прорыве укрепленной оборонительной линии противника северо-восточнее города Гумбиннен в Восточной Пруссии он был тяжело ранен, особенно пострадала рука: раздробленными оказались левые локтевая и лучевая кости. Хирурги хотели ампутировать конечность, но дед заявил, что лучше умереть, чем жить без руки. Почти два года он провел в госпиталях, перенес три операции, получил III группу инвалидности.
После лечения вернулся в Любань, работал в райкоме партии, заочно окончил Высшую партийную школу, потом исторический факультет БГУ, был директором школы в Шипиловичах, что в 7 км от Любани. Несмотря на ранение, участвовал в ремонте школы и окна красил всегда сам. Представьте картину: стоит Павел Григорьевич на лесенке в газетной пилотке, майка испачкана краской, и с удовольствием красит окна. Во двор школы заходит комиссия из области и спрашивают: «Где найти директора школы?»… «Маляр» идет в свой кабинет, моет руки, надевает костюм и выходит. Проверяющие хохотали: «Впервые видим такого директора, чтобы сам делал ремонт».

За мужество и отвагу мой дедушка награжден двумя орденами Отечественной войны – I и II степеней, «За оборону Кавказа», «За взятие Кенигсберга», «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг.», многими юбилейными наградами уже в мирное время. После его смерти их передали в Любанский музей народной славы. Мама вспоминает, что дедушка не любил надевать награды (носил только военную планку), очень редко посещал вечера-встречи и военные парады, так как расстраивался, вспоминая погибших друзей-однополчан.
Когда дочь и сын донимали расспросами, отвечал: «Страшно было, очень тяжело, столько людей погибло…». День Победы он всегда встречал со слезами на глазах. Фильмы о Великой Отечественной, где показывали бравых солдат, его расстраивали – реальность была другой… Однажды вспомнил, как хоронили боевых друзей: «Полой шинели лицо прикрыли, засыпали землей и – «артиллерия, вперед, в наступление!».
Я помню и горжусь своим дедушкой. Спасибо ему и всем, кто воевал на фронтах и в тылу врага, вел партизанскую и подпольную деятельность. Дорогие наши деды и прадеды! спасибо вам за мужество, за любовь к Родине, за Победу! Вечная слава ветеранам Великой Отечественной войны!»

Лидия СТАШКЕВИЧ

Яндекс.Метрика