Апрель
Вт
16
2024

Наш детский герой Миколка-паровоз

«Первым по-настоящему увлекательным и во многом познавательным детским кинофильмом, просмотренным мною в 1957 году, стал фильм «Миколка-паровоз», снятый на киностудии «Беларусьфильм». Автор этих строк тогда был первоклассником восьмилетней школы в Алтайском крае.

В основу картины легла одноименная повесть известного белорусского мастера пера Михася Лынькова. Характерно, что жизнь и творчество народного писателя БССР были тесно связаны с Белорусской магистралью. Михаил родился в семье железнодорожника в ноябре 1899 года в деревне Зазыбы Витебской губернии. Из-за специфики работы родителей им приходилось довольно много разъезжать и часто менять место жительства. Но вскоре Лыньков-старший получил должность путевого обходчика, и семья, наконец-то, осела недалеко от деревни Старое Село под Рогачевом. Здесь будущий писатель прилежно учился в школе и учительской семинарии, а также часто подрабатывал на железной дороге.
…Свое прозвище главный герой повести получил за то, что очень уж он любил паровозы, по голосу узнавал любой из них, будь то товарный или пассажирский, и мог подражать их звукам. Каждый гудел по-своему: один так, что стекла в окнах дрожали, другого отличал хриплый, словно простуженный голос, а третий посвистывал тонко и пронзительно. Все эти паровозные звуки освоил белорусский мальчуган. Во многом прототипом своего героя стал сам Михась Лыньков – сын железнодорожника. Он писал в повести в главе «Домик на колесах»: «Вы не знаете Миколкиной хаты? Да вот она, в самом тупике, где кончаются станционные линии, где стрелок – со счету собьешься, где поднимают свои руки строгие семафоры, где в бесконечные просторы протянулись, побежали накатанные до блеска рельсы. По рельсам по тем проносятся поезда…». Миколкин дом – это давно отслуживший свой век вагон – ветхий, с исцарапанными колесами и сбитыми набок буферами. За долгие годы изъездился, сильно обветшал, поэтому его и загнали в железнодорожный тупик и приспособили под временное жилье семьи мальчика.
Многие из нас, детей послевоенных лет, выросших в семьях сибирских железнодорожников и непосредственно вблизи станции, восхищались озорным сверстником Миколкой – «настоящим сыном» Белорусской железной дороги. Мы осознавали, что таких смелых, рано повзрослевших в период Первой мировой войны пареньков можно было найти, пожалуй, на любой белорусской станции. Нам понятна была и жизнь задорного мальчишки, крепко связанная с поездами, ведь его батька работал в депо помощником машиниста. Так же, как и Миколка, мы проверяли после рейсов у отцов-железнодорожников дорожные сундучки. Особенно нравились остатки дорожных харчей, в частности, черного черствого хлеба. Эти кусочки были настоящим детским лакомством: они пропахли углем и прокатили по необъятным просторам страны сотни километров на паровозе.
Мы, алтайские школьники младших классов, вслед за Миколкой-паровозом бурно радовались, когда он вместе с отцом устраивал побег арестованных большевиков. Искренне переживали за маленького героя, желающего рассказать царю Николаю II о несправедливостях, которые творит начальник местной железнодорожной станции. Мы готовы были встать на защиту босоногого мальчугана от свирепых жандармов. Трогали нас и сцены, когда Миколка оказался буквально в пекле бурных событий, связанных с Октябрьской революцией и Гражданской войной. Зрители – алтайские ребятишки – не сдерживали своих эмоций и даже аплодировали в моменты, когда мальчишка сам вел паровоз и умело уходил от погони немецких интервентов. Значительно позже я узнал, что главную роль в фильме сыграл москвич, ровесник Великой Победы Владимир Гуськов – талантливый, имевший уже опыт работы в детском фильме «Два друга». Хорошо запомнился этот юный актер и по полюбившейся взрослым и детям картине «Девочка ищет отца», где мальчик Янко после гибели деда берет на себя опеку над маленькой дочкой командира белорусского партизанского отряда.
Картина «Миколка-паровоз» осталась в моей памяти еще и потому, что события фильма разворачивались на белорусской железнодорожной станции, очень напоминающей нашу родную станцию Топчиха Западно-Сибирской магистрали. Характерно, что образовалась она в период активного строительства Транссиба – именно то время ярко показано в фильме – далекий 1915 год.
Отцы некоторых моих одноклассников – Бронислав Викторович Лаврич, Павел Иванович Горбунов, Степан Сергеевич Калитеня и другие – работали на маневровых паровозах, так называемых кукушках (из-за схожести звучания гудков с голосом кукующей птицы). Многое напоминало о сходстве киношных сцен с нашей алтайской действительностью: прежде всего архитектура кирпичного здания вокзала станции Топчиха еще дореволюционной постройки, типовое локомотивное депо, поворотный круг для паровозов, всегда приветливые и жизнерадостные железнодорожники в своей спецодежде и, на зависть всем, в форменных фуражках. Восхищение вызывала, конечно, величественная водонапорная башня, сооруженная в начале XX века. Она, помнится, служила для водоснабжения нужд станции и заправки паровозов. Мы, будучи школьниками, все свободное время пропадали на железнодорожной станции, с интересом наблюдали, как организована работа по приему, отправке и регулированию движения поездов. Особенно нравилось следить за пролетающими скорыми поездами Ташкент – Новосибирск и Андижан – Томск. Традицией было встречать ежедневный вечерний пригородный поезд Барнаул – Алейская, на котором прибывали на малую Родину студенты, земляки – работники предприятий и учреждений краевого центра.
Образ Миколки-паровоза на долгие годы запомнился, стал притягательным, подлинным символом добра, справедливости и настоящей мальчишеской смелости для многих поколений детей всего Советского Союза, и прежде всего – Беларуси.

Николай ШЕВЧЕНКО,
член Белорусского
союза журналистов

Яндекс.Метрика