Апрель
Вт
16
2024

Незаживающая рана

19 марта исполняется 80 лет со дня освобождения узников Озаричского лагеря смерти. Операцию провели войска 65-й армии 1-го Белорусского фронта.

В конце февраля – начале марта 1944 года немецко-фашистские захватчики, отступая из Беларуси под мощными ударами Красной армии, оставили три находившихся на переднем крае их обороны концентрационных лагеря. По железной дороге в специальных эшелонах под усиленным конвоем оккупанты согнали туда из Гомельской, Могилевской и Полесской областей около 50 тыс. женщин, детей и стариков. К узникам специально были помещены несколько тысяч больных сыпным тифом.
Людей привозили на болото у поселка Дерть в редкий сосновый лес возле местечка Озаричи и на болото западнее деревни Подосинник. Лагеря представляли собой открытую местность, обнесенную колючей проволокой. Подступы к ним гитлеровцы заминировали. Никаких построек, даже легкого полевого типа (шалашей, землянок и т. д.), не было. Находясь в таких нечеловеческих условиях, пленники ежедневно умирали сотнями.
В истории Великой Отечественной войны комплекс этих лагерей получил название «Озаричский лагерь смерти» и значится в списке самых страшных мест по условиям содержания и методам уничтожения людей.

Маленький живой свидетель Озаричской трагедии

В мемуарах под названием «В походах и боях» командующий 65-й армией генерал Павел Батов вспоминал: «37-я гвардейская дивизия с боями подходила к деревне Дерть. Разведчики донесли комдиву, что в окрестностях, на болоте, они видели лагеря: колючая проволока, за ней на холоде, без всяких укрытий – женщины, ребята, старики. Командир дивизии генерал Евгений Ушаков послал несколько подразделений отбить страдающих людей, пока их не постреляли фашисты. Но командование противника не дало приказ уничтожить заключенных. Оно ждало другого: русские солдаты бросятся к замерзающим женщинам, обнимут детишек, и тогда поползет в ряды наступающих советских войск тифозная вошь».
Батов немедленно доложил о случившемся командующему 1-м Белорусским фронтом генералу армии Константину Рокоссовскому, который проинформировал об обнаруженном лагере смерти правительство и ЦК КП(б) Беларуси. В район бедствия незамедлительно прибыла заместитель председателя Совнаркома БССР Надежда Грекова (супруга начальника штаба 1-го Белорусского фронта генерала Михаила Малинина). Под ее руководством началась эвакуация освобожденных из лагерей, в районе была организована медицинская помощь.
В Озаричи удалось пробиться даже штабному бронетранспортеру. Грекова вспоминала: «Всех детей эвакуировали. Осталось около ста больных женщин… Вы не можете представить, товарищи, этого ужаса. На болоте колючая проволока. Кругом мины. Люди в бреду, с температурой сорок градусов на обледенелой земле».
В конце марта 1944 года в Озаричах побывал и народный поэт Беларуси Якуб Колас. Свои впечатления он описал в очерке «Лагерь смерти», который был опубликован в газете «Известия» от 19 апреля 1944 года. Произведение стало одной из первых документально-художественных работ о геноциде мирного населения Беларуси немецко-фашистскими захватчиками. поэт-патриот с гневом и болью в душе писал: «В этот холодный ад согнали немецкие душегубы несколько десятков тысяч мирного белорусского населения, ограбленного в пути, голодного, плохо одетого и обутого. Никогда в жизни я не встречал такого количества и в таком виде изможденных людей. Они поистине прошли крестный путь, путь невыразимых мук и невообразимого издевательства. Эти люди – жертвы гитлеровских палачей и убийц. Это – сыны и дочери белорусского народа, немощные старики, женщины и дети».
Для спасения оставшихся в живых узников была создана карантинная зона, развернуто 25 военных госпиталей для оказания им разного рода помощи: питанием, одеждой, лекарствами. Без промедления были оборудованы приемные пункты, полевые бани, столовые, оказывалась экстренная медицинская помощь. Военный совет 65‑й армии принял постановление, в соответствии с которым был выделен транспорт для эвакуации людей, а также необходимые силы и средства медицинской службы, продовольствие, вещи. Для несения карантинной службы из армейского запасного полка был выделен сводный батальон численностью свыше пятисот человек.
Усилия по спасению мирных жителей были высоко оценены руководством Беларуси. В благодарственном письме, адресованном руководству 65-й армии, от 7 апреля 1944 года Председателя Совнаркома БССР и Первого секретаря ЦК КП(б)Б Пантелеймона Пономаренко отмечалось: «Ваша помощь освобожденному населению продовольствием, обмундированием, забота по размещению и медицинскому обслуживанию свидетельствуют о глубокой и неразрывной связи героической Красной армии с советским народом. Правительство Белорусской ССР и ЦК КП(б)Б желают Вам новых боевых успехов в борьбе за окончательную победу над немецкими захватчиками». Под председательством члена Военного совета 65-й армии по тылу полковника Григория Гришко была незамедлительно создана специальная комиссия, которая установила ответственных за массовое истребление советских граждан и за преднамеренное распространение эпидемии сыпного тифа среди населения временно оккупированных советских районов.
По горячим следам военная прокуратура 65‑й армии провела расследование преступлений, совершенных нацистами в концлагере «Озаричи». Заключение и материалы этого дела были переданы Чрезвычайной государственной комиссии по расследованию злодеяний, совершенных немецко-фашистскими захватчиками и рассматривались на Нюрнбергском процессе. Суд народов признал места в районе Озаричей Полесской области специальными концентрационными лагерями на переднем крае обороны. В выступлении помощника Главного обвинителя от СССР Льва Смирнова прозвучало следующее: «В этих лагерях не было крематориев и газовых камер. Но по справедливости они должны быть отнесены к числу самых жестоких концентрационных лагерей, созданных фашизмом в осуществлении плана истребления народов».

Колонна людей, освобожденных из концлагеря Озаричи войсками советской
65-й армии, направляется в родные места. Март 1944 г.

В 1946 – 1947 годах в Беларуси прошел ряд судебных процессов над немецкими военными преступниками по обвинению их в преступлениях, совершенных в концлагере «Озаричи». В государственном музее истории Великой Отечественной войны один из экспозиционных комплексов рассказывает об освобождении узников Озаричских лагерей. Так, на одном из представленных снимков – воины 65-й армии выносят больных и обессилевших людей. Среди сюжетных фото – Мария Рычанкова с детьми из деревни Веричев Рогачевского района; освобожденные из лагеря узники беседуют с воинами Красной армии; общий вид лагеря смерти.
В 1965 году на месте лагеря смерти «Озаричи» возведен мемориальный комплекс, а в канун 60-летия освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков в одноименном городском поселке был открыт Музей памяти жертв лагеря смерти «Озаричи». Ежегодно 19 марта на территории мемориального комплекса проходят траурные мероприятия, на которых звучат рассказы о боевых действиях в этих местах,  операции Красной армии по спасению узников. И набатом памяти в их сердцах звучат слова из поэмы Роберта Рождественского «Реквием»:

Вспомним всех поименно,
Горем вспомним своим…
Это нужно – не мертвым!
Это надо – живым!
Через века, через года, – помните!
О тех, кто уже не придет
никогда, – помните!

Николай ШЕВЧЕНКО,
член Белорусского
союза журналистов

Яндекс.Метрика