Июнь
Чт
20
2024

В своем деле ас: от тарелок до ваз

Николай Шмаргилов в Осиповичах человек известный. Выйдя на пенсию, железнодорожник увлекся работой с деревом и достиг в этом определенных успехов. Изделия самобытного мастера есть в домах родственников и друзей. Шкатулки, тарелки, вазы made by Nikolay Shmargilov знают даже в США, Испании, Англии, Австралии, Германии, России.

Смело можно сказать, что Николай Алексеевич – столяр потомственный, как и потомственный железнодорожник. Дедушка был машинистом паровоза, а отец – составителем поездов. Оба дяди также трудились на магистрали, как и супруга Галина Эдуардовна. Связали свою судьбу с дорогой дочь Ольга и ее муж. Продолжили династию внучки-близнецы Екатерина и Ксения – они проводники пассажирского вагона. Сам Николай Шмаргилов на Белорусской проработал 33 года: слесарем по ремонту подвижного состава, осмотрщиком-ремонтником вагонов, старшим осмотрщиком по сохранности вагонов, неосвобожденным руководителем смены в Осиповичском вагонном депо.

Уроженец Ростова-на-Дону срочную службу проходил в Беларуси. Влюбился в местную природу и захотел остаться. Оказалось, что навсегда. Любовь же к дереву в детстве привил отец, который был и железнодорожником, и хорошим столяром. Приучал к ремеслу сына. По малолетству это занятие мальчика не увлекало, но все, чему отец учил, запомнил навсегда. Такая наука пригодилась через много лет. Уже создав семью и построив дом, Николай решил по-особенному украсить кухню. Сам собрал токарный станок и не заметил, как работа с деревом увлекла. Сначала изготавливал небольшие интерьерные вещи. Затем решил пойти дальше.

– Воображение у меня отменное. Если взял в руки деревянную заготовку, то уже примерно вижу, что из нее сделаю. Помогают в этом и художественные способности – я всегда хорошо рисовал, – поясняет Николай Шмаргилов. – Уметь качественно точить – важно, но еще важнее – видеть будущий образ. Тогда и получается по-настоящему уникальная вещь.
Опыт приходил постепенно. Появились солонки, тарелки, подсвечники, бочонки, конфетницы, вазы, емкости для хранения продуктов и мелочей… Как признается мастер, работать предпочитает с твердыми породами дерева: это яблоня, груша, дуб, акация, иногда рябина, вишня. Их древесина отличается цветом и текстурой, хорошо точится и полируется. Очень красивыми также получаются изделия из сувели или капы березы. Самая любимая – яблоня. В рейтинге от Николая Шмаргилова она уступает только оливковому дереву или грецкому ореху.
– С яблоней я начал работать лет десять назад. Это для меня наилучший материал. И когда начинаешь его точить – сразу разносится запах яблок! Натуральных яблок! – восхищается Николай Алексеевич. – Захотелось проверить остальные заготовки и оказалось, что груша, например, не пахнет грушей, а вишня, хоть и имеет аромат, но не ярко выраженный. К слову, дуб лишь немного отдает желудями.
Как признается собеседник, образ того, что можно сделать из конкретного куска дерева, не всегда приходит сразу. Тогда он откладывается в сторону. А каждая идея первоначально воплощается на бумаге, ведь испортить ценную заготовку мастер себе просто не может позволить. И таких набросков у Николая Алексеевича – два альбома. Бывает и так, что дерево подбирается под уже имеющийся эскиз. Здесь правил нет, только творчество! Но найти хороший материал не так просто. Обычно это происходит во время прогулок по лесу. А бывает, что люди сами приносят спиленные деревья к дому. «Я нередко участвую в различных выставках, так что в городе меня многие знают», – говорит Николай Шмаргилов.
Современные технологии очень помогают в его увлечении. Например, в Интернете ремесленник размещает фото своих изделий и смотрит, что и как делают другие. Впрочем, у осиповичского мастера уже появились свои наработки и секреты точения. Под каким углом, на каких оборотах… Есть специальные растворы для покрытия, а одну из мастик и вовсе Николай Шмаргилов создал сам.
– Это мое ноу-хау и секрет никому не расскажу, – улыбается железнодорожник. – Я мастику придумал, как, например, Страдивари лак для своих скрипок. Почти полтора года проводил опыты, смешивал разные составы, пока не получил то, что меня устроило.
В авторской копилке Николая Алексеевича уже около пяти сотен различных чаш, тарелок, ваз, подсвечников. Но каждую такую работу он помнит и всегда узнает. Хранит и свое первое произведение – небольшую пиалу, которую изготовил в 2013 году. Делится опытом с сыном Юрием, помогает советом и инструментами.
– Каждое изделие для меня – как ребенок. Так я к нему отношусь, – рассказывает мастер. – Задумок еще много. Вот начал использовать эпоксидную смолу. И как раз сейчас реализую одну из своих новых идей. Это будет очередной эксперимент.
Как признается собеседник, во время работы он не замечает ничего вокруг и так увлекается, что забывает о времени суток и даже о еде. Жена это знает и относится с пониманием. Супруги вместе уже более двадцати лет. Галина Эдуардовна мужа в его творчестве полностью поддерживает.

– В моем понимании Николай – талантливый человек. Сам придумывает, рисует, делает. И мне очень нравятся его изделия. Некоторые я сразу забираю и говорю: «Все, это только мое, никому не отдам», – улыбается женщина. – Особенно люблю большие тарелки и вазочки, с удовольствием ими пользуюсь. Ведь дерево – это красиво, экологично и удобно.
Галина Эдуардовна для мужа – верный соратник. С ней первой он делится новыми идеями.
И хоть такое увлечение у супруга отнимает много времени, она ему не препятствует: главное, чтобы Николаю Алексеевичу это приносило радость. Собеседница и сама не сидит сложа руки. Увлекается рукоделием: вяжет крючком и спицами, а в последние годы начала вышивать картины. Это дело оказалось таким захватывающим, что за работой она может засиживаться допоздна.

– Всему меня научила мама, – вспоминает Галина Эдуардовна. – Но в юности это как-то не интересовало. А сейчас вспомнилось и понравилось. Любимые мои сюжеты – природа, цветы. Вышивкой, к сожалению, пока удается заниматься только в свободное время. Это дело не быстрое. Так, на одну картину уходит около двух месяцев. Один из последних сюжетов – подсолнухи.
Освоила Галина Эдуардовна и технику вышивания бисером. Сейчас одна из таких работ хранится у внучки. Пока собеседница сделала небольшой перерыв, но планы на будущее уже есть. Следующая задумка – вышивание ромашкового поля. А муж просит у супруги воплотить на ткани березовую рощу. Так что на ближайшее время творческие задачи поставлены. И как сказала Галина Эдуардовна: «Живем мы интересно!».

Елена ВЕТРОВА

Яндекс.Метрика