Июнь
Пт
14
2024

Дорогами памяти

Что такое железная дорога? Рельсы и вокзалы… Запах торфяных брикетов, которыми проводник вагона разогревает титан, гудки локомотива на перегоне… Ассоциаций не счесть. Но главное, пожалуй, это образ железнодорожника. С магистралью связано много судеб и интересных историй. Одна из них касается станции Темный Лес Могилевского отделения.

Станция Темный Лес в настоящее время и в 70-е годы прошлого столетия

Экономические и военные интересы Российской империи в XIX столетии требовали развития железных дорог. Одним из реализованных проектов стала линия Смоленск – Минск, благодаря которой в 1871 году открылась станция Орша, позже ставшая железнодорожным узлом. Так, в 1902-м был введен в эксплуатацию участок Витебск – Жлобин. Потянули ветвь и в сторону Кричева, о чем, в частности, есть упоминание в книге «Память. Дрибинский район»: в 1916 году «чыгунку» строили в районе поселка Темный Лес. Но станция с одноименным названием появится на карте позже – строительство прервала революция. Гудок паровоза раздался в окрестностях Темного Леса только в 1922 году. А через пять лет работать на станцию пришел наш герой – Георгий Степанович Маркин.
Интересная деталь: железнодорожником Георгий Маркин стал в… 14 лет. Понятное дело, что в таком возрасте идут зарабатывать не от хорошей жизни. Родом он был из небогатой семьи, жил в деревне Бестрень. Узнав, что на станции Темный Лес требуются рабочие, подросток решил туда устроиться. Конечно, в ту пору Георгий и подумать не мог, что железная дорога прочно войдет в его жизнь, а в этой деревне он осядет навсегда. Главную роль в этом сыграет, конечно, встреча с будущей женой – Александрой Клюевой.
– Познакомились, когда им было 18 лет, – рассказывает Людмила Кравцова, внучка Георгия Маркина. – Бабушка родом из Темного Леса, и дед пошел в примаки: жили в доме родителей невесты. Интересно, что отношения Георгий и Александра долго не регистрировали, хотя растили пятерых детей: троих сыновей и двух дочерей. И лишь когда дед выходил на пенсию, понадобилась какая-то справка, а без соответствующего «штампа в паспорте» ее не выдавали. Тогда-то и собрались родственники, друзья, чтобы отметить уже золотую свадьбу дедушки Жоры и бабушки Саши.
Когда началась Великая Отечественная война, начальник станции Георгий Маркин под мобилизацию не попал –
на железнодорожников распространялась «бронь», они занимались эвакуацией предприятий. А 14 июля 1941 года в Дрибин уже вошли гитлеровцы.
Станцию в Темном Лесу оккупанты сразу взяли под охрану: заняли постройки, где до войны находилась контора леспромхоза, склад стройматериалов и дров. Окружили здания окопами с пулеметными гнездами, установив наблюдательную вышку. А железнодорожников, которых принудили выйти на работу, подвергли проверкам.
В один из дней Георгия Степановича арестовали и избили. Кто-то донес, что его младший брат – милиционер и коммунист.
То, что случилось позже, иначе, как чудом, и не назовешь… Когда стемнело, дверь пакгауза, в котором заперли мужчину, открылась. На пороге стоял знакомый немецкий солдат. Иногда он заходил домой к Георгию и Александре, чтобы угостить конфетами их дочь – светловолосую Валечку. Девочка напоминала ему о собственном ребенке, оставшемся в Германии. На ломаном русском объяснив, что завтра – «капут», солдат указал в сторону леса, мол, беги…
Скрываться от оккупантов пришлось до прихода Красной армии. А в марте 1944 года Георгия Маркина призвали в 12-й отдельный эксплуатационный железнодорожный полк. Немало жителей Темного Леса и окрестных деревень, чья судьба была связана с магистралью, служили в таких войсках. Двигаясь вслед за фронтом, военные железнодорожники ремонтировали разрушенные пути, мосты, восстанавливали подачу водоснабжения и электроэнергии. Все это делалось для того, чтобы пропускать на фронт поезда с людьми и боеприпасами. В обратную сторону шли эшелоны с ранеными.
Так военные пути-дороги привели рядового Маркина в Польшу, а затем – в Восточную Пруссию. Здесь, в Кенигсберге, уже в конце войны произошел неожиданный случай.

Семейное фото. Георгий Маркин в нижнем ряду в фуражке железнодорожника

– Дед шел по городу и услышал, как его окликнули, – вспоминает Людмила Кравцова. – Обернулся и увидел, что по улице ведут колонну военнопленных. Среди них был тот самый немецкий солдат, который спас ему жизнь. Георгий Степанович подошел к конвоиру и, сказав, что на станции нужны рабочие, увел пленного с собой. Немец некоторое время работал на железной дороге, а затем его отпустили домой.
В военной биографии ветерана был и такой эпизод: в феврале 1945 года в Польше, будучи дежурным по станции в небольшом прифронтовом городке, он организовал прием и разгрузку 14 эшелонов с боеприпасами и людьми. Все было сделано за сутки. За это Георгия Маркова представили к награде – медали «За боевые заслуги».
В армии он служил до 1947 года. Отличившись при проведении восстановительных работ, был награжден знаком «Отличник железнодорожных войск». Получил звание ефрейтора. И когда подошла демобилизация, ему предложили остаться на сверхсрочную. Георгий Степанович написал в письме жене, что приедет за ней и детьми, заберет в Кенигсберг. Но Александра Егоровна не захотела покидать родную деревню. Тогда глава семьи сам вернулся в Темный Лес и снова устроился на железнодорожную станцию.
Своими воспоминаниями поделился и один из сыновей Георгия Маркина – Владимир. Он живет в Минской области. Много лет был учителем математики, директором школы.
– Я родился уже после войны, в 1950 году. Хорошо помню и отца, и то, что связано со станцией Темный Лес. Без одного нет другого, – рассказывает Владимир Георгиевич. – Например, отец всегда ходил в железнодорожной фуражке. Даже когда вышел на пенсию. Это был его любимый головной убор.
Документальных данных, к сожалению, не сохранилось, но, по словам собеседника, Георгий Степанович посвятил магистрали 46 лет – на пенсию вышел в 1974 году. Он был начальником станции, дежурным, бригадиром, стрелочником, путевым обходчиком… Такое движение вниз по должностной лестнице объясняется просто – отсутствием необходимого образования. Четыре класса начальной школы – и все. Железнодорожнику предлагали учиться. Но он уступил просьбам жены, которая в одиночку растила детей в военное время, и в город не поехал.

Георгий Маркин (справа) с медалью «За боевые заслуги»

– Отец заботился о семье, – вспоминает Владимир Георгиевич. – Был добытчик: заядлый охотник, грибник и ягодник. Кроме того, мог на слух подобрать понравившуюся мелодию на гармони или скрипке. Да-да, дома была скрипка!
Музицировал вместе с моим братом Николаем. Дуэт Маркиных нередко приглашали в соседние деревни играть на свадьбах. Это приносило и удовольствие, и дополнительный заработок.
Владимир Маркин поделился воспоминаниями и о станции Темный Лес: как она выглядела в 60 – 70-е годы прошлого столетия. Прежде здание вокзала было деревянным. Под одной крышей находились билетная и багажная кассы, комната дежурного, зал ожидания и жилое помещение, предназначавшееся для железнодорожников. Рядом располагался сад. В нем росли яблони и кусты черной смородины, которые местные ребятишки обирали по мере созревания ягод.
Важным во всех смыслах являлся перрон. Здесь темнолесская молодежь собиралась на «фестиваль». Вечером через станцию проходил поезд Орша – Донецк, который останавливался буквально на пару минут. За это время можно было встретить знакомого, узнать последние новости, получить у проводника «передачу»… Такой маленький праздник жизни.
Отдельная история – запасной путь. По определенным дням в Темном Лесу стоял вагон-лавка. С него торговали в розницу продовольственными и промышленными товарами, многие из которых не продавались в местном магазине. В те же годы между станциями курсировал и вагон-клуб. Небольшой зрительный зал, сцена… Киномеханик, который одновременно являлся директором клуба, устраивал киносеансы за 5 копеек.
По воспоминаниям сына, Георгий Степанович был человеком трудолюбивым, неконфликтным и добрым. Любил праздники, особенно, когда приезжали погостить дети и внуки. И, конечно, День Победы. О земляках, не вернувшихся с войны, Георгий Маркин всегда говорил с уважением. Имел награды – медали «За боевые заслуги» и «За освобождение Варшавы». Но вспоминать о том, что видел и пережил в годы военного лихолетья, не любил…

Максим ТЕТЕРИН, Дрибинский район

Яндекс.Метрика