Июнь
Пт
14
2024

«Эра Юшкевича»

На одном из совещаний начальник Белорусской железной дороги Евгений Володько отметил: «Большая заслуга в том, что наша магистраль сегодня на передовой технического прогресса, принадлежит Евгению Юшкевичу…». Он возглавлял Белорусскую железную дорогу с 1969-го по 1980 год и прошел с коллективом отрасли один из важнейших этапов в ее развитии. И данной конкурсной работой я в первую очередь хочу воздать дань уважения и выразить благодарность этому железнодорожнику…

Первое близкое знакомство с Евгением Павловичем (на фото) у меня состоялось зимой 1976 года, когда решался вопрос перевода станций Оршанского узла на единый простой вагона. С этим были не согласны руководители узловых станций.
И начальник дороги поручил выполнить технико-экономические расчеты в двух вариантах – специалистам станции и Минского отделения.
В отделении расчеты выполнял я, как заместитель начальника отдела движения. Представлял и проект. Помня, как критиковали предыдущий доклад, безусловно, волновался. Но по ходу видел, что Юшкевич относится к материалу положительно и не делает замечаний. Когда я назвал окончательные цифры, Евгений Павлович сказал: «Можно принять с некоторой корректировкой по местным вагонам». Уже окончательный вариант Юшкевич оставил у себя. Через два дня работы документы были утверждены, новый учет начался с 1 июля. Прошел месяц учета простоя по-новому, и оказалось, что мои цифры были реальными и даже завышены на 3 – 5%. Этот опыт показал, как работает крупный специалист-государственник.
Возможность еще раз пересечься на трудовой стезе с Юшкевичем у меня появилась в июле 1976 года при ликвидации последствий крушения моста на перегоне Крупки – Бобр. Тогда я, молодой заместитель начальника отдела движения, на совещании под руководством Евгения Павловича не согласился с предлагаемым вариантом временного восстановления движения по одному главному пути на месте разрушенного моста через реку. Оптимальным решением считал открытие временного блок-поста.
Это ЧП произошло в 14.00, совещание собрали в 16.30, открыть движение требовалось не позднее двух часов ночи, то есть на все про все отводилось не более десяти часов.
После отъезда Юшкевича и связистов началась ударная работа, на место крушения прибыли заместитель начальника дороги Андрей Нетреба и начальник службы пути Геннадий Паньков. Путейцы привезли и уложили в путь левый съезд стрелок, установили контейнер в качестве блок-поста. Оршанские связисты подключили управляющий аппарат, проложили кабели и наладили работу блок-поста. В 1.45 поездной диспетчер отдал соответствующий приказ и составы пошли.
В семь часов утра приехал удивленный Юшкевич. Евгений Павлович прошел по месту работ, заглянул в здание поста и, хитро улыбаясь, спросил сопровождавших: «Как без согласия с руководством открыли пост?». Представители службы сигнализации и связи смутились, мол, они не утверждали схем и не понимают, почему открыто действие СЦБ. Тогда я показал схемы, подписанные оршанскими связистами. И Юшкевич, смягчившись, заметил: «Выходит, что моей подписи не хватает?». Тогда он разложил схемы прямо на моей спине и красным фломастером из угла в угол размашисто поставил свою подпись. И все же спросил: «Как вы на это осмелились?». Пришлось ответить, что хорошо знаю документы, разработанные на случай эксплуатации во время войны. И я только применил эти инструкции – чем не война это ЧП?
Юшкевич громко сказал, улыбаясь: «Вообще-то вас следовало бы наказать, но когда я в июле 1941 года работал на станции Вязьма, обстановка оказалась такая: дневная бомбежка, полное разрушение станции, ночное восстановление и открытие движения. Тогда никаких схем не чертили и приказов на открытие станции по новой схеме у начальника дороги не просили. Когда над головой самолеты и взрывы бомб рядом – уже не до согласования… И правильно поступил этот молодой человек, спасибо!»
Когда я стал помощником начальника дороги, многому учился у Юшкевича: глубокому изучению темы, грамотному описанию, кропотливому составлению руководящих документов. Он никогда не обращался ко мне на «ты», не давал никаких личных хозяйственных и домашних поручений. Кстати, у него в квартире за три года работы был всего один раз.
…Приближалась летняя московская Олимпиада 1980 года. Готовность дороги проверял заведующий отделом транспорта ЦК КПСС Кирилл Симонов, облетая главный ход на вертолете. Затем – отчет начальника дороги. Но в это время Юшкевич слег с температурой и перепоручить доклад заместителям не решились. Евгений Павлович сам приехал в Совмин и сделал за 30 минут блестящий отчет. Потом, правда, болел еще две недели. Вот образец ответственности за порученное дело!
…Он был весьма скромным человеком. С женой и двумя внучками жил в небольшой трехкомнатной квартире, от предлагаемого расширения отказывался. Имел машину ГАЗ-20 «Победа», новый автомобиль приобретать не хотел.
…Не зря период развития магистрали под руководством Евгения Павловича называют «эра Юшкевича». Он был одним из лучших людей дороги, который показал пример инженерной грамотности, титанического трудолюбия и уважения к подрастающей смене.

Леонид ЛЕГЧЕКОВ

Яндекс.Метрика