Май
Пн
20
2024

И Родину свою беречь

Ветеран Великой Отечественной войны, почетный железнодорожник Петр Пчелинцев – человек из поколения защитников Отечества, кто в годы лихолетья отдавал свои силы, здоровье, а порой и жизнь за свободу и независимость Родины. 23 февраля наравне с 9 Мая для него имеет особый смысл.

Петр Ильич встречает гостей в белой рубашке, а чуть позже надевает парадный пиджак. На его лацканах более 30 медалей. Самые важные, конечно, «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941 – 1945 гг.», знак «Почетному железнодорожнику» и значок «Отличник социалистического соревнования железнодорожного транспорта».
По многочисленным фотографиям, бережно хранящимся в домашнем архиве, можно проследить основные этапы биографии ветерана: служба в войсках НКВД СССР по охране железнодорожных объектов, а после – в составе Военизированной охраны Белорусской магистрали. Всего ей он посвятил 54 года своей жизни. Десятки черно-белых снимков хранят множество историй, которые Петр Ильич может долго и с удовольствием рассказывать. Вот ефрейтор Пчелинцев вместе с сослуживцами. На следующей – начальник стрелковой команды, а здесь – заядлый рыбак с солидным уловом.
Петру Ильичу 98, но военная выправка до сих пор дает о себе знать, солидный возраст – не помеха! А еще несколько лет назад, говорит, сам ухаживал за огородом и фруктовым садом на дачном участке. Секрет хорошего самочувствия, признается, прост: никому не завидовать, не делать зла, в любой ситуации находить положительные моменты и не унывать. Еще стоит добавить, что Петр Ильич не курит – после войны поспорил с сослуживцем и с тех пор ни одной затяжки. Каждое утро делает зарядку, не меньше часа гуляет на свежем воздухе, читает свежую прессу и популярную публицистику. Он также замечательный рассказчик с прекрасным чувством юмора.
– Родом я из Рязанской области. Нас у родителей было пятеро. С детства были приучены к труду на земле, помогали взрослым вести домашнее хозяйство, еще и успевали работать на колхозных полях, – вспоминает Петр Ильич. – Старшие сестра и брат были железнодорожниками. Я, средний ребенок в семье, тоже на летних каникулах там подрабатывал: колол деревянные шпильки, которые для плотности забивались вместе с костылями, собирал рабочий инструмент.
После окончания семилетки Петра от сельсовета направили учиться в Москву в школу ФЗУ № 3. В столицу он приехал 22 июня 1941 года. Война началась! Какая здесь учеба? Петра распределили в группу столяров-плотников, назначили старостой. Молодежь ввели в курс дела, выдали инструмент и на поезде отправили ко Ржеву сооружать противотанковые рвы, строить доты.
– Даже не верится, как давно это было, – немного помолчав, говорит Петр Ильич. – Нам было по 15 – 17 лет. Мальчишки совсем. Работали с шести утра до позднего вечера под бомбежками и артобстрелами. За смену нужно было сделать норму – выкопать 4,5 куба земли. А местность там каменистая, почва глинистая. Противотанковый ров имел глубину три метра, а ширину – пять. Передняя стена дота была из железобетона толщиной полтора метра, боковые – по метру, сверху укладывали мешки с песком и маскировали сооружения травой. К слову, сам маршал Советского Союза Семен Буденный принимал эту линию обороны. Я его издалека видел. Когда противник начал подходить к Волоколамску, нас, оставшихся в живых 27 учащихся из 250, отправили в Москву. А оттуда кто как мог добирался на малую Родину. В октябре 1941 года вернулся в родную деревню Заречье. Буквально через пару дней отца и брата призвали в армию, а меня отправили на курсы трактористов.

Петр Пчелинцев (справа) с товарищами по службе Иваном Тютюльниковым и Анатолием Веселковым

Окунувшись в воспоминания, ветеран тяжело вздыхает – война забрала многих его близких. Не вернулись домой отец, родные дяди, муж сестры. Почти год провел в госпитале брат. Лихолетье разбросало большую и дружную семью по всему Союзу: одна сестра осталась работать в Сибири, вторая – под Москвой.
В августе 1942-го, когда Петру исполнилось 18 лет, пришла повестка и ему. В военкомат приехал вместе с земляком Иваном Терешиным. Ребята немного опоздали. В группу призывников, которую уже отправляли на вокзал, в спешном порядке оформили Ивана (служил танкистом, погиб). А Петра только спустя десять дней зачислили в 73-й полк войск НКВД по охране железных дорог, входивший в состав действующей армии.

Стрелок Пчелинцев в пути следования к линии фронта обеспечивал сохранность перевозимых номенклатурных грузов, оружия, продуктов. Порой ехали по пять суток и чаще всего под прицельным огнем вражеской авиации. Во время одного из обстрелов Петр Ильич получил ранение. Осколок так и остался в его теле.

– В наши обязанности входила также охрана станций, переездов, мостов и других железнодорожных объектов стратегического назначения. Сначала я сопровождал поезда. Тогда-то и научился стрелять из разных видов оружия – автомата, ручного и станкового пулеметов. Потом был приемщиком грузов, диспетчером. Как только в ноябре 1943-го освободили Гомель, мы стали отправлять сборные составы до станции Новобелицкая. Поезда сопровождали до самой линии фронта. Однажды нам с напарником пришлось охранять два вагона из Гомеля до самого Львова, потому что сдать грузы со взрывчаткой было некому ни в Калинковичах, где должны были их получить, ни в Овруче, ни в других точках раздачи. И каждая поездка могла оказаться последней – немецкие самолеты бомбили постоянно.
Помимо прямых обязанностей Петр Ильич в составе наряда войск НКВД проводил оперативную работу и даже ловил немецких шпионов. Вернувшись мысленно почти на восемь десятилетий назад, ветеран вспоминает январь 1944 года.
В ресторане железнодорожного вокзала станции Щорс (сейчас Сновск) было шумно и многолюдно. Но когда в зал вошли двое мужчин в военной форме, гул голосов сразу утих.
– Товарищи! Служебный наряд войск НКВД по охране железнодорожных сооружений, – представился ефрейтор Пчелинцев. – Просим предъявить документы!
Паспорт каждого гражданина военные изучали очень внимательно, пристально вглядываясь в лица владельцев. Проверяли всех без исключения: молодую пару, пожилого мужчину интеллигентного вида в очках и сером плаще… Такая подозрительность была не случайна. Уже освободили Гомель, Добруш, Щорс, но в районах продолжали действовать немецкие диверсанты, передающие врагу сведения о передвижении грузовых составов. Два дня назад массированно бомбили эшелоны, шедшие в сторону Гомеля. Еще раньше – составы под Добрушем. Вычислить шпиона было наиважнейшей задачей, ведь им мог оказаться любой. Например, мужчина в военной форме, который неспешно обедал за столиком у окна. Этот пассажир Петру не понравился с первого взгляда. Было в нем что-то подозрительное. Манера поведения? Напускное спокойствие или глаза, которые тот все время отводил в сторону? Подойдя к старшему лейтенанту, ефрейтор Пчелинцев отдал ему честь, представился и попросил документы.
Офицер нехотя потянулся к карману гимнастерки и достал сложенный листок бумаги. За почти два года службы в войсках НКВД Петр научился подмечать любые, даже самые незначительные мелочи. И когда мужчина вместо военного билета с красной пятиконечной звездой показал командировочное удостоверение, Петр сразу напрягся. Профессиональным взглядом приметил, что в кармане проверяемого остались еще бумаги, и попросил предъявить паспорт или другой документ, удостоверяющий его личность.

– Не твое дело, ефрейтор, хватит и того, что видел. Свободен! – нервно огрызнулся офицер.
Пчелинцев схватился за автомат, передернул затвор и направил дуло на сидящего:
– В таком случае вы задержаны. Пройдемте с нами.
По пути в отделение милиции тот вел себя вызывающе, грозил военным трибуналом, а оказавшись в кабинете заместителя начальника роты, сразу признался. Сибиряк, попал в плен… В Германии прошел обучение в диверсионной школе и был заброшен на самолете в Беларусь. В ходе допроса выяснилось, что агент успел передать два послания. И на основании его сообщений вражеская авиация нанесла точные удары по составам в Гомеле и Добруше.
Помимо радиостанции, спрятанной в лесу, шпион отдал удостоверение личности путевого обходчика на свое имя, заношенную форму и фуражку. Также у него была гражданская одежда, три тысячи советских рублей и трудовая книжка с отмеченными трудоднями. Вражеский резидент был подготовлен хорошо, но профессиональное чутье и проницательность Петра Пчелинцева не подвели. Пригодились они и в мирное время, когда служил в Военизированной охране стальной магистрали. И таких случаев в жизни ветерана Великой Отечественной было немало – хватило бы на книгу!
Не раз герой моего материала попадал в ситуации, когда уже думал прощаться с жизнью. И не только во время войны, а и в мирное время. В 1946 году, когда станцию Унеча передали под управление МПС СССР, Петр Ильич остался старшиной команды Военизированной охраны. Помимо своих прямых обязанностей помогал милиции обеспечивать порядок на станции, в том числе ловить бандитов, грабивших пассажиров в поездах. Одну такую преступную группу он задержал в одиночку.
– Диспетчер из Брянска мне как приемщику вагонов сообщил, что в грузовом составе может ехать вооруженная банда. Вместе с дежурным нарядом милиции мы проверяли все вагоны, – вспоминает ветеран. – В одном из них находились женщины. Они и пожаловались, что грабителей трое: один крепкий высокий, второй тощий и длинный, а третий в солдатской форме. Состав осмотрели, но подозреваемых не нашли. Поезд задерживать нельзя – отправили дальше по маршруту. А через пару минут к нам подбежал мужчина и начал жаловаться, что эти же граждане отняли у него кожаное пальто, чемодан и две сумки. В тот же вечер, обходя стрелков и охранные посты в парке отстоя, я заметил трех мужчин, подпадавших под описание. Знал, что бандиты вооружены. Поэтому пришлось даже мини-спектакль разыграть, чтобы обойтись без стрельбы и кровопролития.
«Путники» спросили железнодорожника, как пройти к станции, и Пчелинцев указал в сторону. Беседой отвлек их внимание, а, оказавшись позади бандитов, оглушил одного рукоятью пистолета, второго уложил боевым приемом, а третий от страха сам упал на землю… У всех троих были револьверы. У главаря оружие находилось в рукаве, привязанное на резинке.
С 1947-го младший сержант Пчелинцев был командиром отделения в 76-м стрелковом полку войск МВД СССР. А после демобилизации в 1951 году зачислен в ряды Военизированной охраны Белорусской железной дороги. Сначала старшиной команды в Орше, затем перевелся в Гомельский отряд. Инициативный и энергичный работник, он быстро обратил на себя внимание руководства. Вскоре его назначили начальником стрелковой команды на станции Гомель, а через два года – помощником начальника отряда по хозяйственной части. Он заочно окончил гомельский железнодорожный техникум по специальности «техническое снабжение и сбыт». Спустя несколько лет перевелся старшим инженером в отдел материально-технического снабжения Гомельского отделения, где работал вплоть до ухода на пенсию.

Сидеть без дела – не в правилах Петра Пчелинцева. Когда в 1987-м году его пригласили в Гомельскую дистанцию пути на должность бригадира по снабжению, с радостью согласился. На заслуженный отдых ушел только в 73 года. Петр Ильич всегда трудился с большим душевным подъемом, честно и добросовестно.

И на работе, и дома старался поддерживать, можно сказать, армейский порядок. Душа в душу прожил с любимой женой Ниной Ивановной 60 с лишним лет. К сожалению, ее нет уже более десяти лет. Сын Александр выбрал карьеру военного летчика. Служил в Хабаровске, на Кавказе, выполнял интернациональный долг в Афганистане. После около 10 лет трудился в Военизированной охране Белорусской железной дороги.
– Он взял пример с меня. Я с детства занимался спортом, зимой ходил на лыжах, позже увлекся легкой атлетикой и рукопашным боем, метко стрелял, – рассказывает ветеран. – Старался быть всегда в строю! Мое поколение прошло через страшные тяготы войны. После отстраивало города, восстанавливало страну. А нынешнему поколению нужно жить и развивать ее дальше. Мы уходим, но о тех событиях молодежи обязательно надо знать и помнить их. Берегите мир и чистое небо, любите близких и родных, цените хороших друзей! А еще проживите жизнь так, чтобы не было стыдно, и в любой ситуации оставайтесь порядочными и честными людьми!

Лидия СЕРГЕЕВА
Фото из семейного архива
Петра Пчелинцева

Яндекс.Метрика