Май
Пн
20
2024

Дорогу выбрала судьба

Ветеран Белорусской железной дороги Владимир Бедняков, которому в феврале исполнилось 93 года, о прожитом рассказывает спокойно и уверенно. Старается избегать высокопарных слов. Хотя, наверное, имеет на это полное право. Ведь на его век выпало столько испытаний, что впору удивляться, как он все преодолел! Но никаких нравоучений от него вы не услышите. Только слова благодарности – своей семье, своим учителям, своей дороге.

Владимир Никифорович живет в Минске. А родом он из небольшой деревушки Ходосовичи в Гомельской области, расположенной на живописном берегу Днепра. Его воспоминания, словно воды этой величавой реки, текут спокойно и размеренно. Но эти впечатления обманчивы, стоит лишь вдуматься и осознать, что довелось пережить ветерану. Настоящий водоворот событий! Об этом он рассказал нашей газете.

Работать – значит жить

Трудовой стаж ветерана моторвагонного депо Минск Владимира Беднякова – 55 лет. Но в действительности – гораздо больше. Ведь он вырос в крестьянской семье, где все трудились с малых лет, знали цену каждой копейке, где работать означало жить. Владимир Никифорович часто вспоминает довоенные годы, когда радовался тому, что удалось купить хлеб. «Перед войной я ходил из своей деревни в Рогачев и с вечера занимал очередь в магазин. Ночевал на скамейке в парке. Ранним утром дежурил у входа, чтобы получить заветные буханки – их выдавали максимум по две в одни руки. Желающих было не счесть!»
Появился он на свет 15 февраля 1930 года, когда отмечалось Сретение Господне. В семье были и корова, и лошадь. В колхоз родители не вступили, и им за это выделили не самые лучшие земли, так называемые неудобицы, которые от деревенского дома находились далеко. Мальчика с детства приучали к труду. Когда подрос, пошел в школу. Правда, окончил только два класса. Потом в семье родились девочки-близнецы, и родители, которые с утра до ночи трудились на своих наделах, оставили сына за няньку. Осенью, в самый разгар сельскохозяйственных работ, малышкам исполнилось по полгода. В общем, о школе пришлось забыть.
– Хорошо помню, как началась война, – рассказывает ветеран. – Немцы ворвались в Рогачев. Наша деревня была за Днепром, вокруг – леса. Там находились советские артиллерийские батареи. Орудия открыли такой мощный огонь по оккупантам, что дрожала земля. Стены некоторых хат просто порасползались в разные стороны. Тогда немцев удалось отбросить назад, в сторону Бобруйска. Гитлеровцы понесли значительные потери и отступили, так и не прорвавшись к восточному берегу Днепра. Но силы были не равны, избежать оккупации не удалось.
Во время Великой Отечественной, как вспоминает ветеран, немцы пытались организовать в деревне обучение детей. В большой хате собрали одновременно учеников разных классов. Но учеба длилась недолго: когда оккупанты за связь с партизанами расстреляли нескольких взрослых, их дети в такую «школу» перестали ходить. Этому примеру последовали
и другие.

Остались только стены…

– Освобождение пришло в 1944 году, – продолжает Владимир Никифорович. – Когда фронт подошел к Днепру, жителей деревни стали выселять в сторону Бобруйска, под Осиповичи. Мы с сестрой убежали в лес. Остальные из нашей семьи оказались в другой деревне. Там на одном из подворий им выделили баню, где некоторое время и жили родители (отец не ушел на фронт из-за проблем со здоровьем). Прямо в бане мама родила еще одного сына, моего брата. Также у меня уже были четыре сестры. Тяжелое выдалось время…
Рогачев освободили в феврале, и мы сразу пошли в свою деревню. То, что там увидели, сильно опечалило: от отчего дома остались только стены – ни пола, ни потолков, ни окон… У немцев была такая практика: они рыли огромный котлован, где устраивали своего рода бункер. Нашу хату полностью разобрать не успели. Мы потом долго искали материал, чтобы восстановить жилье.
К слову, мой дедушка был отличным специалистом, собрал печь. В общем, потихоньку все привели в порядок. Но война продолжалась. Старшая сестра очень боялась, что меня могут забрать на фронт. И когда в деревню пришли переписывать людей, она назвала другой год рождения – не 1930-й, а 32-й. «Омолодила», боясь за мою жизнь. Этот год впоследствии фигурировал во всех документах, я и на пенсию ушел как родившийся в 1932 году. Мы все равно были детьми войны. Вспоминаю 1945 – 1946 гг. – самые страшные в плане голода. В 1944-м ничего не успели посадить. Не могли дождаться, когда появится первая трава, варили щавель с водой – и на завтрак, и на обед… Даже забелить было нечем – ни одной коровы в деревне не осталось, даже кур не было. Ложился спать голодным и голодным вставал.

Старался не подвести

В 1944 году Владимир Бедняков вернулся в школу. Учителей не было, и пришлось ходить в соседнюю деревню Майское Жлобинского района. Там была крестная мама мальчика, у которой он и жил некоторое время.
Окончив школу, парень решил поступать в двухгодичное железнодорожное училище в Жлобине. Почему именно туда? Такой выбор диктовало непростое послевоенное время.
– Не буду скрывать: самое главное, что там учащихся бесплатно кормили. А паек был просто сказочный: на первое – щи или борщ, на второе – макароны и котлеты. И обязательно компот. А еще давали красивую форму – разве можно было от такого отказаться! – возвращаясь в прошлое, эмоционально произносит Владимир Никифорович. – До этого о железной дороге никакого представления я не имел, а в итоге стал первым железнодорожником в семье. Поступил в училище в 1948 году. Там я почерпнул очень много. Старался хорошо учиться, чтобы не подвести семью. После двух лет учебы выпускникам – слесарям по ремонту паровозов – присваивали разряды от 3-го до 5-го. Но освоить эту науку было дано не каждому – требовались усидчивость и терпение. Рад, что у меня все получалось, любил работать. Наверное, сказалась деревенская закалка. Учили там многому, даже, к примеру, столярному делу: показывали, как правильно пилить и строгать. Но мне особенно нравилась техника, паровозы. А еще я обрел настоящих друзей, с которыми долгие годы поддерживал общение. Наверное, сама судьба меня туда привела.

Летом полагался месяц каникул. Тогда молодежь разъезжалась по домам. Некоторые, как Владимир Бедняков, успевали побывать дома и в выходные. Маршрут был экстремальным: добирался до Рогачева на грузовом составе, ехал прямо на переходной площадке между вагонами. Как говорится, с ветерком, зато бесплатно. Если состав не останавливался на нужной станции, парень прыгал на ходу – никакого страха не было. До родной деревни шел пешком. Домой попадал, как правило, затемно.
В конце обучения учащиеся сдавали экзамены – выполняли слесарные и другие виды работ. «Спуска преподаватели никому не давали!» – с улыбкой вспоминает ветеран. Со всеми заданиями он тогда справился блестяще. И в итоге окончил училище слесарем самого высокого, 5-го разряда. А после выпуска получил распределение – отправился в Унечу. Территориально это была Брянская область России, но сама станция и депо относились к Белорусской железной дороге.
Для молодого человека начинался новый этап жизни.
– В Унече было очень большое паровозное депо, – говорит Владимир Никифорович. – Помню, что встретили нас там, молодых специалистов, очень хорошо. Сразу же обеспечили общежитием. А еще всем, кто окончил железнодорожное училище, была положена бесплатная форма – рубашка, брюки и шинель. Учитывая сложное послевоенное время, когда каждый одевался как мог, мы очень выделялись на общем фоне. Но, безусловно, чувствовали внимание и заботу государства. Разве можно было его подвести? Старались добросовестно трудиться, повышать профессиональный уровень.
…В 1940-е гг. действовало постановление Министерства трудовых резервов СССР о том, что после окончания учебных заведений с двухлетним сроком обучения нужно было несколько лет отработать на производстве. Другими словами, молодежь могла рассчитывать на отсрочку от службы в армии. Но время летело быстро, и отдавать долг Родине уже пришла пора Владимиру Беднякову.
– Повестку я получил в июне 1952 года, – вспоминает ветеран. – Мне, можно сказать, повезло: службу проходил в Бабушкинском районе Москвы. Служил в зенитной артиллерии, защищал небо столицы. Первым делом нас, новобранцев, определили в полковую школу. Ежедневно кроме воскресенья мы по два часа занимались физической подготовкой, потом еще столько же строевой. И так одиннадцать месяцев. Не понаслышке знаю тяготы армейской жизни. Научился работать с техникой и различным оборудованием, вместе с сослуживцами мы обеспечивали телефонную связь с военными объектами, расположенными на территории Тульской, Калужской и Тамбовской областей.
Было непросто, но мы, работники депо, проходившие службу вместе, старались во всем поддерживать друг друга. В то время молодежь призывали на три года, но мне не повезло: поскольку я ушел в армию летом, а увольнение в запас проходило осенью, еще полгода носил форму. Но в любом случае этот период своей жизни я вспоминаю с благодарностью: армия мне многое дала, однозначно пошла на пользу. Я стал сильнее – и телом, и духом. В августе 1955-го я еще съездил домой в отпуск, а в ноябре уже уволился в запас. Отслужившие имели право вернуться на предприятие, где работали до армии. Я так и поступил: пришел в депо вместе с друзьями-железнодорожниками.

Труда не боялся

В приписном парке депо Унеча было немало трофейных немецких паровозов серии Т. Железнодорожники между собой их называли «фрау». Эти локомотивы в основном и ремонтировал Владимир Бедняков. А первые три месяца после службы работал кочегаром на паровозе. Никакого труда не боялся. Усердие молодого человека заметило руководство. И вскоре Владимира Никифоровича избрали неосвобожденным секретарем комсомольской организации депо.
В 1960 году вышло постановление правительства, которое рекомендовало отправлять на учебу в средние специальные и высшие учебные заведения лучших представителей работающей молодежи. Беднякова вскоре вызвали в отдел кадров: «Поедешь в Брянский техникум железнодорожного транспорта?». Он согласился. К тому времени Владимир Никифорович уже был женат, в семье вот-вот должно было случиться пополнение. Супругу он отвез в роддом, а сам уехал сдавать экзамены.
– Жена тоже была железнодорожницей, – уточняет ветеран. – Когда мы познакомились и возникла симпатия, я помог ей устроиться в депо, ведь с работой было трудно. Она была местная, из Унечи, жила в частном доме. К ней я и перебрался из общежития. Что касается экзаменов, мне нужно было сдать математику (я получил 4 балла) и написать диктант (3). Этого было достаточно для поступления. Во время учебы акцент делался на изучении устройства электровозов и электропоездов – порядка десяти разных серий. О паровозах я знал практически все. Сложности, в том числе и в работе, появились тогда, когда начали поступать электропоезда, работающие на переменном токе.
В учебной программе именно их не рассматривали. И в депо нам с товарищем и земляком предложили ехать в Минск – туда как раз поступили электропоезда для работы на первом электрифицированном участке Белорусской магистрали. К тому времени, а уже шел 1964 год, я окончил техникум в Брянске.

С коллегами из моторвагонного депо Минск (1980-е гг.)

По ступеням мастерства

Когда Бедняков оказался в Минске, выяснилось, что работать на электропоезде он не сможет – претендентов было более чем достаточно. В рейс выходили всего три-четыре электропоезда. Тогда ему предложили заведовать складом топлива в Молодечно или отвечать за водоснабжение узла в Осиповичах. Но это молодого специалиста не прельстило, хотелось трудиться в соответствии с полученным образованием.

В итоге Владимир Никифорович остался в моторвагонном депо Минск слесарем по ремонту электропоездов. В этом качестве он работал до марта 1965 года. Потом стал помощником машиниста, еще позже получил права на управление электропоездом. Готовился к экзаменам самостоятельно. Свои крепкие знания подтвердил перед комиссией Управления дороги. В августе 1965-го получил удостоверение машиниста электропоезда. После этого Владимира Беднякова и его товарища из Унечи Павла Гупанова назначили дежурными по депо.

– Заступая на смену, дежурный отвечает за состояние дел не только в депо, но и на линии, – подчеркивает ветеран. – Нужно не просто знать, но и, если хотите, чувствовать, что происходит или может произойти. Организовать бесперебойную работу, в случае непредвиденной ситуации оперативно принять меры, правильно отреагировать на изменение обстановки. В общем, должность очень ответственная. Приятно, что мне ее доверили. Всего на тот момент было четыре дежурных по депо. А еще я три года был секретерам парторганизации.
В качестве дежурного Владимир Никифорович работал 5 лет. А потом понял, что хочет вернуться в кабину машиниста. Сначала ездил на Молодечно, как говорит он сам, «выучил каждый столб, каждую низину и подъем». Полигон электрифицированных участков постепенно рос. Потом были рейсы на Пуховичи, Осиповичи, Столбцы и Оршу…

Отработать 1000 часов

Нужно было решать и бытовые вопросы. Первое время железнодорожник жил в частных домах. Один из хозяев его прописал в столичном районе Зеленый Луг. Жена в это время оставалась в Унече. Позже Владимиру Никифоровичу выделили две комнаты в общежитии. Радости не было предела! Он тут же написал об этом жене и перевез семью в Минск. К тому времени у четы Бедняковых родились уже два ребенка.
В депо они стали в очередь нуждающихся в получении жилья. Отделение дороги как раз возводило дом. Владимир Никифорович попал в список на получение двухкомнатной квартиры. Но было условие: отработать 1000 часов на стройке.
– Трудился в выходные дни. А дом получился очень хороший, из красного кирпича. Находится на улице Лермонтова. Наша семья заселилась сюда в 1974 году, я до сих пор здесь живу, – не без гордости отмечает Владимир Бедняков.
Машинистом герой нашей публикации работал до 1987 года. К выполнению должностных обязанностей относился добросовестно, у него учились младшие коллеги.
Затем настало время уходить на заслуженный отдых. Но отдыхать Владимир Никифорович не собирался. Его перевели на экипировку. Год работал в этом качестве, а затем слесарем по ремонту оборудования. «Его всегда нужно содержать в исправном состоянии!» – подчеркивает ветеран. Для этого в депо были токарные и фрезерные станки… Если выходили из строя насосы или компрессоры, в депо знали, к кому обратиться.

Вспоминая добрыми словами

На предприятии Владимир Никифорович трудился до 2003 года.
– Наверняка у Вас были и награды? – спрашиваю у ветерана.
– Были, – после небольшой паузы отвечает он. – Более десяти почетных грамот, медаль «За доблестный труд.
В ознаменование 100-летия со дня рождения Владимира Ильича Ленина». Мое имя занесено в Книгу почета Белорусской железной дороги и на Доску почета БЖД. В трудовой книжке у меня много записей о поощрениях.
Но могла быть еще одна награда – в период работы в столичном депо. Однажды меня вызвал к себе начальник предприятия и предложил выдвинуть на соискание ордена Трудового Красного Знамени. Я немного растерялся, но, подумав, сказал: «Михаил Степанович, что скажут в коллективе? Молодой, а уже награды собирает. А ведь в депо немало машинистов и слесарей, которые были участниками войны. Давайте дадим орден кому-либо из них!
А мы свои награды еще заработаем». И второго коллегу уговорил отказаться от награды в пользу работника-партизана. Так и произошло. Иначе поступить я не мог…

Коллектив моторвагонного депо Владимир Бедняков вспоминает только добрыми словами. Вместе работали, вместе отдыхали. Выходили на субботники, демонстрации, помогали подшефному колхозу, который находился в Узденском районе. Во время отпусков Владимир Никифорович побывал в разных уголках необъятного Советского Союза – от Кавказа до республик Балтии, ездил в Болгарию, Румынию.

Вместе с супругой ветеран воспитал двух детей – сына и дочь. Сын хотел работать на железной дороге, но подвело зрение, пришлось выбрать иную сферу.
– Главное, что дети выросли хорошими, уважаемыми людьми, – замечает собеседник.
О том, как развивается родное депо и дорога в целом, Владимир Бедняков узнает из отраслевой газеты (за подписку благодарит председателя совета ветеранов моторвагонного депо Надежду Николаевну Достанко). В целом отмечает, что на предприятии не забывают своих ветеранов.
– С самого раннего детства я не ощущал легкой жизни. Было тяжело и перед войной, несладко и во время Великой Отечественной, и после нее… Но все эти трудности меня неплохо закалили. Поэтому, когда пришел на производство, не воспринимал серьезно возникающие трудности и проблемы. Считал, что это просто мелочи по сравнению с тем, что довелось пережить и испытать, – подводит итоги нашей беседы Владимир Никифорович. – И сейчас не устаю повторять: пришел на работу – добросовестно трудись, не жалей сил. Главное – желание, тогда все получится.

Дмитрий
ВЛАДИМИРОВ

Яндекс.Метрика